Заднепровский районный суд г. Смоленска (Смоленская область)

Хрисанфов Игорь Васильевич, 2010.12.10 - Решение о признании жилого дома непригодным для проживания и т.д.

Описание:2010.12.10 - Решение о признании жилого дома непригодным для проживания и т.д.
Вид производства:Гражданское
Этап производства:Первая инстанция
Судья:Хрисанфов Игорь Васильевич (судья)
Категория по делу:
Дата вступления в силу:
Решение:Иск (заявление) удовлетворен (в том числе частично)
Дата опубликования:28 декабря 2010 г.


Дело №2-3

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

10 декабря 2010 года

Заднепровский районный суд г. Смоленска

в лице председательствующего судьи Хрисанфов И.В.

при секретаре Ткаченко Е.В.,

рассмотрев дело по иску Куштыновой Л.М. к Администрации г. Смоленска о признании незаконными действий межведомственной комиссии, признании недействительным акта обследования, признании жилого помещения непригодным для проживания, признании незаконными действий Администрации г. Смоленска по выделению земельного участка, понуждении к предоставлению земельного участка, возмещении убытков, компенсации морального вреда,

становил:

Куштынова Л.М. просила Признать дом №№ по <адрес> в г. Смоленске непригодным для проживания и взыскать с ответчика ущерб в сумме 23740000 рублей

В обоснование своих требований она сослалась на то, что 5 сентября 1996 г. ею был приобретен индивидуальный жилой дом по вышеуказанному адресу в стадии строительства. Для продолжения строительства проект дома был изменен и утвержден 22 апреля 1997 г. При возведении каждого нового этажа дома производился контроль на соответствие строения плану. 11 апреля 2001 г. дом был принят в эксплуатацию, акт приемки утвержден постановлением главы администрации г. Смоленска №1088 от 10 мая 2001 г. Вскоре после ввода дома в эксплуатацию на земельном участке с южной стороны стал проседать грунт, а с западной и северо – западной он стал «сползать» в круто падающий овраг. В строении стали появляться трещины. По рекомендациям специалистов стали укреплять склоны оврага. В 2003 г. - 2004 г. после обследования территории специалистами был сделан вывод, что овраг, рядом с которым находится дом, продолжает увеличиваться, при непринятии мер по укреплению его склонов возможно разрушение конструкций дома. В ноябре 2004 г. ООО «<данные изъяты>» сделано заключение, что состояние дома является недопустимым, то есть таким, что существует опасность для пребывания в нем людей и сохранения оборудования. Администрация г. Смоленска, зная о происходящих на склонах оврага оползневых процессах, отказала ей в помощи по их укреплению. Формирование <адрес> в г.Смоленске было произведено в 1992 г. с нарушением действовавшего в тот период законодательства и без надлежащей подготовки. В частности, не были спроектированы дорога, разворотная площадка, отсутствовали геологические и геоморфологические изыскания. На строительство дома её семья затратила 23740000 рублей (т.1 л.д.2-5).

Определением суда в качестве третьего лица на стороне истца был привлечен Куштынов Е.А. (т.2 л.д.17).

В ходе судебного разбирательства Куштынова Л.М. неоднократно уточняла основания иска, изменяла его предмет, заявляла новые требования.

Так, 24 февраля 2009 г. она представила в суд исковое заявление, в котором просила признать дом непригодным для проживания на том основании, что он находится в зоне воздействия такого вредного фактора среды обитания как оползень; увеличила размер требования о возмещении убытков до 33141040 рублей; заявила требование о компенсации морального вреда в сумме 33000000 рублей. В нем она указала, что в соответствии с СНиП 2.07.01 – 89 «Градостроительство. Планировка и застройка городских и сельских поселений» не допускается размещение зданий и сооружений в зоне оползней. Признавая дом пригодным для проживания, межведомственная комиссия его не осмотрела, не оценила фактическое состояние земельного участка. Акт комиссии подписали лица, не обладающие необходимыми познаниями в области строительства, геологии, архитектуры. Земельный участок под строительство дома выделен с нарушением принципов территориального планирования и градостроительного зонирования. С июня 2004 г. истица пытается добиться от ответчика каких-либо действий по спасению её имущества. В связи с этим она испытывает нравственные и физические страдания, которые привели к усугублению имевшихся и возникновению новых заболеваний (т.5 л.д. 1-4).

17 июня 2009 г. Куштынова Л.М. просила признать незаконными действия Администрации г. Смоленска, совершенные при выделении земельного участка под строительство индивидуального жилого дома №№ по <адрес> в г. Смоленске; признать незаконным сокрытие от застройщика информации о том, что земельный участок находится в зоне неблагоприятной для индивидуального жилищного строительства; признать незаконным отказ Администрации г. Смоленска в рассмотрении вопроса о пригодности жилого дома №№ по <адрес> в г. Смоленске для проживания; признать недействительным заключение и акт межведомственной комиссии г. Смоленска №31 от 22 ноября 2007 г., признавшей дом пригодным для проживания; признать указанный дом непригодным для проживания; взыскать убытки в сумме 33141040 рублей; взыскать компенсацию морального вреда в сумме 33000000; взыскать судебные расходы; обязать Администрацию г. Смоленска предоставить ей земельный участок площадью 800 кв.м. взамен утраченного (т.5 л.д. 90 – 101).

Заявлениями от 14 января и 20 февраля 2010 г., истица уточнила свои требования и просила признать действия городской межведомственной комиссии по оценке соответствия дома №№ по <адрес> в г. Смоленске не соответствующими требованиям «Положения о признании помещений непригодными для проживания…»; признать недействительным акт обследования и заключение межведомственной комиссии №31 от 21.11.2007 г.; признать дом №№ по <адрес> в г. Смоленске непригодным для проживания; признать незаконными действия Администрации г. Смоленска, связанные с предоставлением в 1993 г. земельного участка с кадастровым номером № под строительство индивидуального жилого дома; взыскать убытки в сумме 35657480 рублей; взыскать моральный вред 33000000 рублей; взыскать судебные расходы; обязать Администрацию г. Смоленска предоставить земельный участок площадью 800 кв.м. взамен утраченного (т.6 л.д. 45 -56, 106 – 118).

В настоящем судебном заседании истица, ссылаясь на обесценивание денежных средств вследствие инфляции увеличила размер требования о взыскании убытков до 39076040 рублей.

Определением суда от 18 января 2010 г. к участию в деле в качестве соответчика привлечена межведомственная комиссия г. Смоленска (л.д.83 оборот).

Определением суда от 18 ноября 2010 г. к участию в деле в качестве третьего лица была привлечена Нагуева Л.Н. (т.6 л.д.235).

В судебном заседании истица, её представитель Россенко В.К. требования и доводы, изложенные в исковом заявлении от 20 февраля 2010 г. поддержали. Куштынов Е.А. полагал заявленные требования обоснованными и просил их удовлетворить

Пояснения истицы, её представителя, Куштынова Е.А. в судебном заседании сводятся к тому, что Администрация г. Смоленска сформировала <адрес> в г. Смоленске и стала предоставлять там земельные участки для индивидуального жилищного строительства вопреки существовавшему генеральному плану г. Смоленска 1968 г., 1992 г., в соответствии с которыми на этой территории не предполагалась такая деятельность. Решение о предоставлении земельных участков на этой территории принимались без достаточных геологических изысканий, с нарушением действовавшего в тот период градостроительного и строительного законодательства. Проектирование дома занималось МП «Архитектура», которое фактически являлось подразделением Администрации г. Смоленска. Ответчик не принимает никаких мер по предотвращению разрушения оврага. Дом не пригоден для проживания, так как он находится в зоне оползня. Поскольку Администрация г. Смоленска с нарушением предоставила земельный участок для строительства она и должна принять меры по подысканию ей нового.

Представители Администрации г. Смоленска Беспаленкова С.А., Решетняк Н.В. иск не признали.

Они пояснили, что из искового заявления, пояснений истицы не усматривается, какими же конкретно действиями Администрации нарушены права истицы. Генеральным планом г. Смоленска 1969 г. функциональная зона, где в настоящее время находится <адрес>, определена как зона многоэтажного строительства. Из Генерального плана города 1998 г. эта зона была определена как зона малоэтажного строительства. Куштынова Л.М. действовала осознанно, когда приобретала у Нагуевой Л.Н. незавершенный строительством дом, видела, что он расположен рядом с оврагом. Нагуева Л.Н., согласно проекту, предполагала построить на предоставленном ей земельном участке одноэтажный дом. Из откорректированного Куштыновой Л.М. проекта видно, что она была намерена построить дом общей площадью 205,44 кв.м., жилой площадью 94,82 кв.м. Фактически истицей возведен трехэтажный дом с мансардой общей площадью 298,1 кв.м., жилой площадью 103, 1 кв.м. Несмотря на сложный рельеф, истица возвела строение значительно превышающее по размерам то, какое планировалось возвести. Из заключения ООО НПО «<данные изъяты>» усматривается, что дом возведен с нарушением строительных норм и правил, без рабочего проекта и предшествующих проектированию инженерно – геологических изысканий. Согласно заключению организации «<данные изъяты>» от 5 марта 2003 г. при проведении строительных и планировочных работ на участке произошло нарушение углов естественного откоса склона, почвенно – растительного слоя и перераспределения стока поверхностных грунтовых вод, что привело к активации оползневых и суффозийных процессов. Администрация г. Смоленска не занимается проектированием жилых домов. К создавшейся ситуации привели и действия самих Куштыновых, которые пытались остановить осыпание грунта в овраг самостоятельными действиями, не имея на то рекомендаций компетентных организаций. Обязанность проводить инженерные изыскания возлагается на застройщика. Сведений о том, что такие изыскания Нагуевой Л.Н., Куштыновой Л.М. проводились, не представлено. С 2007 г. Администрация г. Смоленска не обладает полномочиями по распоряжению земельными участками в г. Смоленске, право собственности на которые не разграничено. Межведомственная комиссии по оценке пригодности жилых помещений для проживания в г. Смоленске создана, соответствующее заявление Куштыновой Л.М. рассмотрено, решение принято. Действующим законодательством не предусмотрено возмещение расходов на строительство в том случае, если дом признается непригодным для проживания. Кроме того, истицей пропущен срок исковой давности.

Третье лицо Нагуева Л.Н. пояснила, что в 1993 г. ей для индивидуального жилищного строительства был предоставлен земельный участок по адресу: г. Смоленск, <адрес>. Она предполагала построить там одноэтажный жилой дом, но никаких строительных работ не осуществила. В 1995 г. её жилищный вопрос был разрешен, и она решила продать участок Куштыновым. Ещё до оформления договора купли – продажи она разрешила истице строительство дома. Поэтому в договоре купли – продажи было указан незавершенный строительством дом.

Представитель Межведомственной комиссии г. Смоленска по оценке состояния жилых помещений в судебное заседание не явился, о причинах неявки суду не сообщил.

Заслушав стороны, свидетелей, исследовав письменные доказательства, суд приходит к следующему.

Исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. Общий срок исковой давности устанавливается в три года. Для отдельных видов требований законом могут устанавливаться специальные сроки исковой давности, сокращенные или более длительные по сравнению с общим сроком (ст.ст. 195,196,197 ГК РФ).

Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске (ст.199 ГПК РФ).

Течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Изъятия из этого правила устанавливаются ГК РФ и иными законами (п.1 ст.200 ГК РФ).

На требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ исковая давность не распространяется (ст.208 ГК РФ).

Куштынова Л.М. и её представитель заявили, что не пропустили срок исковой давности, который составляет три года, поскольку о нарушении своих прав узнали после получения заключения о техническом состоянии их дома, в соответствии с которым оно признано недопустимым, то есть таким, что существует опасность для пребывания в нем людей и сохранности оборудования.

Такие пояснения истицы подтверждаются заключением НПО «<данные изъяты>» от 1 ноября 2004 г. (т.1 л.д.56,57).

В суд Куштынова Л.М. обратилась 16 января 2007 г., то есть до истечения трехлетнего срока.

Учитывая изложенное, следует признать, что срок исковой давности по требованиям о возмещении убытков, компенсации морального вреда, понуждении к предоставлению земельного участка, признании дома не пригодным для проживания не пропущен.

Согласно ст.ст.15,16 ЖК РФ жилой дом может быть признан непригодным для проживания по основаниям и в порядке, которые установлены уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

В соответствии с п.7 Постановления Правительства РФ от 28.01.2006 N 47 "Об утверждении Положения о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции" (далее – положение) признание помещения непригодным для проживания граждан осуществляется межведомственной комиссией, создаваемой в этих целях, на основании оценки соответствия указанного помещения установленным в этом Положении требованиям. Для этого орган местного самоуправления создает в установленном им порядке комиссию для оценки жилых помещений муниципального жилищного фонда. К работе в комиссии привлекается с правом совещательного голоса собственник жилого помещения (уполномоченное им лицо), а в необходимых случаях - квалифицированные эксперты проектно-изыскательских организаций с правом решающего голоса.

Орган местного самоуправления вправе принимать решение о признании частных жилых помещений, находящихся на соответствующей территории, пригодными (непригодными) для проживания граждан и делегировать комиссии полномочия по оценке соответствия этих помещений установленным в положении требованиям и по принятию решения о признании этих помещений пригодными (непригодными) для проживания граждан (п. 8 положения).

Непригодными для проживания следует признавать жилые помещения, расположенные в опасных зонах схода оползней (п.36 положения).

По окончании работы комиссия составляет заключение о признании помещения пригодным (непригодным) для постоянного проживания. На основании полученного заключения орган местного самоуправления принимает решение и издает распоряжение (п.п.47,48 положения).

Куштыновой Л.М. на праве собственности принадлежит жилой дом №№ по <адрес> в г. Смоленске (т.1 л.д. 46).

Из пояснений представителя ответчика в судебном заседании (т.2 л.д.11) следует, что истица обращалась в Администрацию г. Смоленска с заявлением о признании её дома непригодным для проживания, однако ей было отказано в рассмотрении такого заявления.

Соответствующее заключение с актом было представлено по требованию суда (т.2 л.д. 19, 22-23,25,27,39-40,41–44). Заключение утверждено администрацией г. Смоленска (т.2 л.д.38).

Как видно из акта обследования дома (л.д.41-44), заключения (л.д.39-40) жилой дом №№ по <адрес> в г. Смоленске пригоден для проживания.

Между тем, такой вывод не соответствует установленным в судебном заседании обстоятельствам.

В соответствии с инженерно-геологическим заключением от 5 августа 2003 г., выполненным территориальным центром государственного мониторинга геологической среды и водных объектов Смоленской области «<данные изъяты>» (т.1 л.д.48-49) в геоморфологическом отношении участок с домом № по <адрес> расположен непосредственно на краю оврага «Северный». Овраг имеет V-образный профиль, ширину 50-60 метров, глубину 15- 25 метров, крутизну склона от 25-30? до 50-55? в нижней части. Овраг относится к территории с активным проявлением эрозионных процессов. На участке проявляются оползневые процессы.

Согласно заключению экспертизы (т.6 л.д. 219-228) дом Куштыновой Л.М. находится в зоне оползней, этот природно – геологический фактор среды оказывает прямое негативное влияние на эксплуатационные характеристики дома и является причиной износа его конструкций.

Заключение дано специалистом в области строительства, архитектуры и градостроительства, мотивировано, из его содержания видно, что выводы сделаны после исследования всех материалов дела. Учитывая изложенное, у суда нет оснований сомневаться в объективности и достоверности выводов.

При таких обстоятельствах следует признать, что дом № по <адрес> в г. Смоленске не пригоден для постоянного проживания.

В удовлетворении других требований истице следует отказать, учитывая нижеследующее.

Как указывалось выше акт обследования и заключение межведомственной комиссии являются необходимыми документами, принимаемыми межведомственной комиссией при решении вопроса о пригодности (непригодности) дома для проживания.

Согласно п.47 положения по результатам работы комиссия принимает одно из указанных в нем решений и может принять, в частности, решение о соответствии помещения требованиям, предъявляемым к жилому помещению, и его пригодности для проживания. Решение принимается большинством голосов членов комиссии и оформляется в виде заключения.

Из п. 44 положения не следует, что комиссия в обязательном порядке должна привлекать к участию в своей работе экспертов проектно-изыскательских организаций.

Само по себе несогласие истицы с содержащимися в них выводами не влечет их недействительность, как не влечет её и неучастие в работе комиссии некоторых её членов. Такие выводы могут быть оспорены заинтересованным лицом и в судебном порядке, что и осуществила истица.

Таким образом, и акт, и заключение приняты в соответствии с действующим законодательством.

Необоснованность выводов, сделанных в заключении комиссии, установлена настоящим решением.

Согласно ст.15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков. При этом под убытками понимаются, в частности, расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб).

В подтверждение убытков истица представила отчет об оценке стоимости убытков, подлежащих возмещению, при разрушении жилого дома с инженерными сооружениями и зелеными насаждениями (т.1 л.д.121- 279).

Из него видно, что расходы на устройство фундаментов дома составили 572721,74 руб. (л.д. 172-178); расходы на общестроительные работы составили 11699324 руб. (л.д. 179-203); расходы на вентиляцию дома, составили 48608 руб. (204-205); расходы на устройство водопровода составили 79467 руб. (л.д.206-208); расходы на устройство отопления дома составили 371305,48 руб. (л.д.209-213); на внутреннее газснабжение - 154166,13 руб. (л.д.214-225); на наружный газопровод – 60636 руб. (л.д.226-229); на наружные сети хозяйственно – питьевого водопровода 121771 руб (л.д. 230 - 234(оборотная сторона); на наружную канализацию- 158718,79 руб. (л.д. 235-237(оборотная сторона); на наружное освещение - 236336,56 руб. (238-240(оборотная сторона); на установку стиральной машины - 292400 руб. (л.д. 241-242(оборотная сторона); на электроосвещение дома - 573927,22 руб. (л.д. 243-248(оборотная сторона); на хозяйственно – бытовую канализацию – 294111 рублей (л.д. 249 (оборотная сторона) - 255 (оборотная сторона); на устройство гаража - 4058259 руб. (л.д.258-274); на устройство дамбы – 45552 рубля (л.д.275 – 276); на озеленение участка (л.д.277 – 279), а всего – 23740000 рублей.

Впоследствии Куштынова Л.М. представляла сведения об индексации указанной суммы в связи с инфляцией (т.5 л.д.27, т.6 л.д.59,270) и на день принятия решения она составила 39076040 рублей.

Между тем, в судебном заседании установлено, что имущество, расходы на возведение которого истица просит возместить, не утрачено. Вышеуказанные расходы произведены для создания имущества, а не для защиты нарушенного права.

Если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда (ст.151 ГК РФ).

К нематериальным благам лица относится, в частности, его здоровье (ст.150 ГК РФ).

Из вышеприведенных норм следует, что нравственные страдания по поводу ухудшения состояния имущества или его утраты не являются основанием для компенсации морального вреда.

По заключению судебно – медицинской экспертизы (т.6 л.д. 1-3) Куштынова Л.М. до 2002 г. в течение 10 лет страдала гипертонической болезнью; по состоянию на 2002 год страдала радикулитом с затянувшимся выраженным болевым синдромом, дисциркуляторной энефалопатией 1–й степени, ишемической болезнью сердца, стенокардией напряжения 2 ФК, артериальной гипертензией 2 ст., хроническим тиреодитом. С 28 мая 2002 г. находилась на стационарном лечении с диагнозом: ишемическая болезнь сердца, переднее-перегородочный инфаркт миокарда на фоне эссенциальной гипертензии 2 ст., ожирения 2 ст., хронического гепатита (нереактивного). с 27 июня по 12 июля 2002 г. находилась на стационарном лечении в неврологическом отделении СОКБ с диагнозом: хроническая ишемия мозга, с преимущественной недостаточностью в вертебробазилярном бассейне; ИБС: инфаркт миокарда в переднее – септальной области, стадия рубца; наружная и внутренняя гидроцефалия, артериальная гипертония. С 22 октября 2002 г. истица признана инвалидом 2-й группы бессрочно с основным диагнозом: ишемическая болезнь сердца, стабильная стенокардия напряжения 3ф. кл., постинфарктный и атеросклеротический кардиосклероз, атеросклероз аорты, артериальная гипертензия 3 ст. медленно прогрессирующее течение, церебро – кардиальная форма; сопутствующий диагноз: ожирение 2 ст., дисциркуляторная энцефалопатия 2 ст.с недостаточностью мозгового кровообращения в вертебро-базиллярном бассейне, умеренными координаторными нарушениями, неврастенический синдром. Сделать вывод о причинах возникновения указанных заболеваний не представляется возможным.

Заключение мотивировано, дано специализированным учреждением и у суда не имеется сомнений в объективности и достоверности его выводов.

Суд также учитывает и то, что обращаться в Администрацию и другие организации в связи с состоянием дома и земельного участка, на котором он находится Куштынова Л.М. стала в 2003 г. и позже (т.1 л. 59-93).

Таким образом, Куштыновой Л.М. не представлено доказательств, подтверждающих прямую причинную связь между имеющимися у неё заболеваниями и действиями (бездействием) Администрации г. Смоленска.

В силу закона Смоленской области от 08.02.2007 N 1-з "О распоряжении земельными участками, государственная собственность на которые не разграничена, в административном центре Смоленской области - городе-герое Смоленске" распоряжение земельными участками в г. Смоленске с 1 апреля 2007 г. осуществляет уполномоченный орган исполнительной власти Смоленской области, а не Администрация г. Смоленска.

В соответствии с Порядком организации работы уполномоченного органа исполнительной власти Смоленской области по распоряжению земельными участками, государственная собственность на которые не разграничена, в административном центре Смоленской области - городе-герое Смоленске", утвержденным Постановлением Администрации Смоленской области от 27.04.2009 N 243, п.1.1 положения о Департаменте Смоленской области по имущественным и земельным отношениям (далее – департамент), земельные участки в г. Смоленске предоставляются по обращениям граждан или по результатам торгов.

Из пояснений истицы следует, что в департамент за земельным участком она не обращалась. То обстоятельство, что Куштынова Л.М. считает ответчика виновным в предоставлении негодного земельного участка для строительства, не является установленным законодательством основанием для распоряжения земельными участками.

Истица просит признать незаконными действия Администрации г. Смоленска, связанные с предоставлением земельного участка в 1993 г. с кадастровым номером № под строительство индивидуального жилого дома. Из содержания исковых заявлений, пояснений истицы усматривается, что под незаконными действиями ответчика она имеет в виду выделение земельного участка для строительства жилого дома в месте, где такое строительство было недопустимо.

В соответствии с ст.ст.19, 23 ЗК РСФСР (1991 г.), действовавшего в 1993 г., в ведении городского Совета народных депутатов находился вопрос о предоставлении на основании утвержденного генерального плана города и проекта планировки и застройки земельных участков в пожизненное наследуемое владение, бессрочное (постоянное) пользование. Горсовет мог передать свои полномочия по предоставлению земельных участков своему исполнительному и распорядительному органу, или их президиумам.

Постановлением мэра г. Смоленска от 25 марта 1993 г. №159 Нагуевой Л.Н. в пожизненное наследуемое владение под строительство индивидуального жилого дома был предоставлен земельный участок №№ по <адрес> в г. Смоленске площадью 790 кв.м. (т.2 л.д.81).

На основании указанного постановления был составлен план участка (т.2 л.д.86), определены его границы на местности (т.2 л.д.85), выдан государственный акт (т.2 л.д. 75-76). Из плана, государственного акта видно, что земельный участок имеет следующие длины сторон: 25,0 м. вдоль проезда; 35,0 кв.м. – граница с другим земельным участком; 10,0 м., 20,0 м., 23,0 м. – вдоль оврага.

5 сентября 1996 г. Нагуева Л.Н. продала находящийся в стадии строительства жилой дом, находящийся на земельном участке площадью 790 кв.м. по адресу: г. Смоленск, <адрес>, Куштыновой Л.М. Постановлением мэра от 22 ноября 1996 г. земельный участок для строительства был передан Куштыновой Л.М. (т.1 л.д. 26,27).

14 июля 1999 г. Куштыновой Л.М. выдано свидетельство №19587 о праве пожизненного наследуемого владения земельным участком площадью 790 кв.м. для индивидуального жилищного строительства, находящимся по адресу: г. Смоленск, <адрес> с кадастровым номером № (т.1 л.д.167 – 168, т.6 л.д.82). Из чертежа границ этого участка видно, что длины его сторон следующие: 37,04 м. вдоль проезда; 24,01 м. – граница с другим земельным участком; 25,5 м., 17,48 м., 10,48 м. – вдоль оврага.

11 апреля 2001 г. подписан акт государственной приемки дома №№ по <адрес> в г. Смоленске, который был утвержден постановлением главы администрации г. Смоленска №1088 от 10 мая 2001 г. Куштынова Л.М. зарегистрировала свое право на указанный дом в установленном порядке (т.1 л.д.45, 46, т.2 л.д.164).

Куштынова Л.М. в 2004 г. обращалась в суд с требованием об отмене постановления Главы Администрации г. Смоленска №1099 от 12 июля 1999 г. «Об изменении конфигурации земельных участков без изменения площади в отношении ФИО1, ФИО2; о понуждении Администрации г. Смоленска восстановить границы земельного участка №№ в соответствии с п.1.33 постановления мэра г. Смоленска от 25 марта 1993 г. №159; о понуждении Администрации г. Смоленска внести изменения в свидетельство о праве пожизненного наследуемого владения землей от 14 июля 1999 г. №19587, выданное не её имя, касающееся конфигурации земельного участка, кадастрового плана земельного участка в соответствии с п.1.33 постановления мэра г. Смоленска от 25 марта 1993 г. №159. В обоснование этого требования она сослалась на то, что Управление архитектуры предложило ей изменить конфигурацию земельного участка №№, отодвинув тем самым его границу от края оврага. 10 мая 1999 г. такой план был изготовлен, а 14 июля того же года выдано свидетельство с этим планом (т.1 л.д. 99-100).

Решением мирового судьи (л.д.101–105) Куштыновой Л.М. в удовлетворении требований о восстановлении границ, внесении изменений в свидетельство было отказано. Данным решением было установлено, что из-за отсутствия привязок к местности и координат поворотных углов невозможно воссоздать в натуре границы земельного участка выделявшегося Нагуевой Л.Н. Решение вступило в законную силу (л.д.106 – 108).

Из вышеперечисленных доказательств усматривается, что земельный участок, законность предоставления которого в 1993 г. оспаривает Куштынова Л.М. и земельный участок с кадастровым номером №, который был предоставлен ей в 1999 г., и на котором ею был возведен жилой дом, это разные земельные участки. Более того, установить место нахождение земельного участка, предоставлявшегося Нагуевой Л.Н., не представляется возможным.

Кроме того, следует признать, что срок для оспаривания действий Администрации г. Смоленска по предоставлению земельного участка Нагуевой Л.Н. истицей пропущен. Такие действия завершились принятием решения о предоставлении последней земельного участка. Оспаривая их, истица ссылается на несоответствие их закону, то есть, указывает, что сделка по предоставлению Нагуевой Л.Н. земельного участка является ничтожной.

Согласно ст.181 ГК РФ, действующей в редакции Федерального закона от 21.07.2005 N 109-ФЗ, срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки. Исполнение сделки по предоставлению земельного участка Нагуевой Л.Н. началось с момента принятия решения о предоставлении земельного участка, то есть с 25 марта 1993 г. С 25 марта 1993 г. до момента обращения Куштыновой Л.М. в суд прошло более трех лет. Следует указать, что на момент принятия Федерального закона от 21.07.2005 N 109-ФЗ истек и десятилетний срок исковой давности, установленный прежней редакцией указанной статьи. Истица и её представители не заявляли о том, что срок пропущен по уважительной причине. Они полагали, что он ими не пропущен.

Таким образом, в удовлетворении требования о признании незаконными действий Администрации г. Смоленска по предоставлению в 1993 году земельного участка Нагуевой Л.Н. следует отказать в связи с пропуском истицей исковой давности для обращения в суд.

Согласно ст.98 ГПК РФ в случае, если иск удовлетворен частично, судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований.

В соответствии с ст.100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Из представленных квитанций усматривается, что в связи с оплатой услуг представителя истица понесла расходы в сумме 90000 рублей.

Принимая во внимание сложность дела, его объем, количество судебных заседаний, в которых принимал участие её представитель, руководствуясь требованием разумности, в возмещение таких расходов с ответчика следует взыскать 30000 рублей.

Поскольку в удовлетворении требований о возмещении убытков, компенсации морального вреда истице отказано, то не подлежат возмещению её расходы по возврату государственной пошлины – 9100 рублей, по составлению сметы – 14200 рублей, по оплате судебно – медицинской экспертизы – 3543 рубля.

Доказательств, подтверждающих расходы по оплате экспертизы в сумме 9000 рублей, не представлено.

Руководствуясь ст.ст. 194 – 199 ГПК РФ,

решил:

Признать жилой дом, принадлежащий Куштыновой Л.М. и находящийся по адресу: г. Смоленск, <адрес>, непригодным для проживания.

В удовлетворении других требований истицы - отказать.

Взыскать с Администрации г. Смоленска в пользу Куштыновой Л.М. в возмещение судебных расходов 30000 (тридцать тысяч) рублей.

Решение может быть обжаловано в Смоленский областной суд через Заднепровский райсуд в течение 10 дней.

Председательствующий:



Таблица акта на сайте суда:

Решение на сайте суда: