Басманный районный суд (Город Москва)

Карпов А.Г., совершила присвоение, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновной

Описание:совершила присвоение, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновной
Вид производства:Уголовное
Этап производства:Первая инстанция
Судья:Карпов А.Г. (председательствующий судья)
Статья: Статья 161. Грабеж
3. Грабеж, совершенный:
Дата вступления в силу:
Решение:
Дата опубликования:28 февраля 2011 г.


П Р И Г О В О Р

Именем Российской Федерации

город Москва 07 декабря 2010 года

Басманный районный суд города Москвы в составе председательствующего судьи Карпова А.Г., с участием государственного обвинителя - старшего помощника Басманного межрайонного прокурора города Москвы Джабраилова Р.Р., подсудимой Шепелевой И.А., защитника - адвоката Копылова В.В., представившего удостоверение № и ордер, представителей потерпевшего - Государственного учреждения культуры города Москвы «<данные изъяты>» - ФИО22 и адвоката Рэмова А.В., при секретаре Бурукиной В.Д., рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении

Шепелевой И.А., <данные изъяты>, ранее не судимой,

обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 160 УК РФ,

У С Т А Н О В И Л:

Шепелева И.А. совершила присвоение, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновной, при следующих обстоятельствах:

Шепелева, работая согласно трудовому договору № от 28 августа 2001 года и дополнению к нему от 02 марта 2004 года, в должности главного администратора с расширенной зоной обслуживания, а именно: ведение билетного хозяйства в Государственном учреждении культуры города Москвы «<данные изъяты>», расположенном по адресу: <адрес>, и являясь согласно договору о полной индивидуальной материальной ответственности № от 28 августа 2001 года материально-ответственным лицом, в период театрального сезона с 25 сентября 2008 года по 01 июля 2009 года, имея преступный умысел, направленный на хищение чужого имущества путем присвоения, в нарушение своих должностных обязанностей не сдала в бухгалтерию театра выручку в размере <данные изъяты> рублей за билеты, реализованные распространителем ФИО5, в размере <данные изъяты> рублей за билеты, реализованные театральными кассирами ФИО12 и ФИО3, а также денежные средства в размере <данные изъяты> рублей за билеты, реализованные ею (Шепелевой) лично, тем самым совершила хищение денежных средств путем присвоения, причинив своими действиями Государственному учреждению культуры города Москвы «<данные изъяты>» имущественный ущерб на общую сумму <данные изъяты> рублей.

Допрошенная в судебном заседании подсудимая Шепелева И.А., подтвердив свои нижеприведенные показания на предварительном следствии в качестве подозреваемой и обвиняемой, свою вину в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 160 УК РФ, признала частично, а именно в том, что не сдала в бухгалтерию театра <данные изъяты> рублей за спектакль «<данные изъяты>», билеты за который продала заказчику - неизвестному лицу, которое не перечислило денежные средства за них на расчетный счет театра. Также считает себя виновной в том, что по указанию художественного руководителя театра ФИО18 05 января 2010 года передала мастеру по пошиву театральных костюмов ФИО2 денежные средства в сумме <данные изъяты> рублей <данные изъяты> копеек, а также в конце января 2009 года передала лично ФИО18 денежные средства в размере <данные изъяты> рублей для приобретения звуковой аппаратуры для театра, не оформив эти передачи денег надлежащим образом, то есть на общую сумму <данные изъяты> рублей. В остальной части вину в инкриминируемом преступлении не признает. Гражданский иск представителя потерпевшего признала частично, а именно на сумму <данные изъяты> рублей, то есть в части не сдачи в бухгалтерию выручки от продажи билетов на спектакль «<данные изъяты>».

По существу предъявленного обвинения Шепелева И.А. пояснила, что она (Шепелева), будучи главным администратором театра, согласилась с предложением ФИО18 совмещать должность коменданта. Как главный администратор она должна была отвечать на телефон, контролировать продажу билетов, дежурить на спектаклях, следить за техническим персоналом (уборкой помещений), заключать договоры с другими организациями, типографией и др. Как комендант она отвечала в театре за всю мебель, телефоны, компьютеры, ковры, тюль, гардины. Также по просьбе ФИО18 она согласилась совмещать еще и должность заведующей билетным столом. Первый сезон ей было тяжело заведовать билетным столом, заполняемость зала театра была низкой, за что художественный руководитель ее ругал, но потом она стала набираться опыта и продажа билетов была на уровне 80 % от всех зрительских мест. Билетные книжки на складе получали кассир ФИО12 либо она (Шепелева), когда кассиры отсутствовали, после чего она (Шепелева) вместе с кассирами пропечатывала эти билетные книжки: на титульном листе указывали дату спектакля, потом делала распоясовку, то есть расписывала ряды, по какой цене какое место; внизу билетной книжки ставилась дата и подпись главного бухгалтера и художественного руководителя театра. Она (Шепелева) эти книжки регистрировала в бухгалтерии и в них записывала все спектакли. Потом после регистрации она вырезала из них билеты и распределяла их между кассой театра, распространителями, по заказам от организаций. Раздавала она все билеты по накладной, один экземпляр которой оставался у нее (Шепелевой), а второй - у кассира или распространителя. Из всех 96 билетов на каждый спектакль 6-12 билетов она (Шепелева) оставляла для МДТЗК (Московской дирекции театрально-зрелищных касс), 6 билетов откладывала для художественного руководителя, что было его указанием. Если ФИО18 говорил ей продавать 6 билетов, оставленных для него, то она (Шепелева) по накладной сдавала их для продажи в кассу театра. После того как билеты были выданы, она каждый день созванивалась с распространителями билетов и контролировала их продажу. При этом она старалась побольше билетов реализовать, чтобы не было пустого зала. Деньги от продажи билетов кассиры и распространители сдавали ей (Шепелевой), о чем она выдавала им квитанцию к приходному кассовому ордеру. После каждого спектакля она делала сводный отчет о проданных билетах и раз в месяц, до 5 числа следующего месяца, сдавала отчет о поставленных за прошедший месяц спектаклях в бухгалтерию, а вместе с отчетом билетные книжки и непроданные билеты. Денежные средства от продажи билетов к сводному отчету она (Шепелева) не прикладывала, так как деньги поступают к ней от кассиров и распространителей не сразу. Деньги она сдавала в бухгалтерию по мере их накопления. По результатам сдачи денег в бухгалтерию ей (Шепелевой) выдавалась квитанция к приходному кассовому ордеру. Это был финансовый отчет о продаже билетов. В нем указывалось, сколько касса получила билетов, сколько продала, распространители билетов и организации, которые покупали билеты, сколько продали билетов и сколько сдали. Раз в неделю по воскресеньям перед ней (Шепелевой) отчитывались кассиры ФИО12 и ФИО3, каждая из которых неделю работала, а неделю отдыхала. Кассиры приходили к ней с деньгами и письменными записями на отдельном листе, где было написано, сколько, на какую сумму и на какой спектакль они продали билетов. Эти письменные записи она (Шепелева) хранила у себя в кабинете в отдельной папке. Когда она (Шепелева) получала от кассиров либо других распространителей денежные средства за проданные билеты, то выписывала им приходный кассовый ордер, квитанцию от которого оставалась у нее (Шепелевой), другая - у кассира, распространителя. Эти приходные кассовые ордеры хранились у нее (Шепелевой) и кассиров в сейфе. К 5-му числу следующего месяца она (Шепелева) сдавала письменные отчеты в бухгалтерию. Примерно 5 раз она сдавала отчеты несвоевременно, поскольку было много работы. По поводу спектакля «<данные изъяты>», проведенного 08 января 2009 года в 15 часов, Шепелева И.А. пояснила, что данный спектакль не был внесен в репертуар по вине главного администратора ФИО15, в связи с чем она (Шепелева) не внесла его в отчет. По поводу присвоения <данные изъяты> рублей за спектакль «<данные изъяты>» подсудимая показала, что 12-13 мая 2009 года она (Шепелева) передала билетную книжку с 94 билетами на сумму <данные изъяты> рублей заказчику «Инне» (другие данные ей не известны), не оформляя это документально, а последняя должна была перевести данную денежную сумму на счет театра по безналичному расчету, но не перевела. Эту женщину она (Шепелева) впоследствии найти не смогла. Деньги - <данные изъяты> рублей - она от «Инны» не получала и их не присваивала, но обязуется эту сумму театру возместить. Считает, что сумма недостачи - <данные изъяты> рублей, которая ей вменяется, может состоять из вышеуказанных <данные изъяты> рублей за спектакль «<данные изъяты>», а также из двух сумм, переданных ею (Шепелевой) по указанию художественного руководителя при нижеприведенных обстоятельствах. Так, 05 января 2009 года около 15-16 часов, находясь в театре, по указанию ФИО18, в присутствии последнего, она (Шепелева) передала мастеру по пошиву театральных костюмов ФИО2 денежные средства в сумме <данные изъяты> рублей <данные изъяты> копеек. Данную денежную сумму она записала на листке бумаге, когда сумму диктовал ей ФИО18 Когда она брала деньги, полученные за продажу билетов из своего сейфа, рядом с ней находилась актриса театра ФИО4 В кабинете ФИО18 она (Шепелева) передала <данные изъяты> рублей <данные изъяты> копеек ФИО2 и вышла из кабинета. Данную передачу денег она никакими документами не оформляла, надеясь, что художественный руководитель сообщит об этом факте в бухгалтерию. 11 января 2009 года ФИО18 попросил у нее из денег, полученных за реализацию билетов, <данные изъяты> рублей для покупки звуковой аппаратуры для театра. Она сказала, что забыла ключ от сейфа в <адрес>. Потом она съездила в <адрес>, забрала ключи и 19 января 2009 года передала лично ФИО18 <данные изъяты> рублей, также не оформляя передачу денег документально. По поводу распоряжения по театру о том, что денежные средства, полученные от продажи билетов, распространители должны сдавать напрямую в бухгалтерию театра, а не ей (Шепелевой), она не знала, поэтому кассиры и распространители продолжали сдавать деньги ей (Шепелевой). Это было устное указание ФИО18, чтобы все деньги сдавались ей (Шепелевой). Каких-либо претензий к кассирам она не имеет, последние все денежные средства от продажи билетов передавали ей (Шепелевой), а она в свою очередь сдавала их в бухгалтерию. Имеющиеся в уголовном деле ее объяснения (т. 1 л.д. 159, 163, 182-184), она (Шепелева) писала под давлением и под диктовку художественного руководителя ФИО18, главного бухгалтера ФИО10 либо директора ФИО22 Деньги от продажи билетов она (Шепелева) не присваивала, в том числе с целью использования на операцию дочери. У нее (Шепелевой) были ключи от кассы, но какие-либо учетные документы (приходные кассовые ордеры и др.) она из помещения кассы не похищала. К отчетам за май-июнь 2009 года она (Шепелева) отношения не имеет, поскольку уже в театре практически не работала и сводные отчеты не составляла. Кроме того, Шепелева И.А. показала, что она передала ревизору из Департамента культуры города Москвы 9 билетных книжек-входных (т. 1 л.д. 164-180), признанных вещественными доказательствами, но где их взяла, она (Шепелева) не помнит. Билеты из этих книжек она (Шепелева) передала кассирам, которые их продали, а вырученные деньги сдали ей (Шепелевой); эти деньги она (Шепелева) сдала в бухгалтерию театра. Израсходованную билетную книжку № (т. 1 л.д. 155) на спектакль «<данные изъяты>» на складе получала кассир ФИО12 Билеты из этой книжки были проданы кассирами и распространителем ФИО5 Вырученные деньги - <данные изъяты> рублей (из них <данные изъяты> рублей - выручено кассой, <данные изъяты> рублей - продала билеты ФИО5) были сданы ей (Шепелевой), а она в свою очередь сдала их в бухгалтерию, о чем составила сводный отчет (т. 2 л.д. 165-166). Данную книжку она (Шепелева) передала в бухгалтерию уже после ревизии. Кто получал на складе израсходованную билетную книжку № на спектакль «<данные изъяты>» (т. 1 л.д. 160), она не помнит. Билеты из этой книжки она (Шепелева) передала заказчику «Инне» при вышеуказанных обстоятельствах. Данную билетную книжку она (Шепелева) сдала в бухгалтерию. В судебном заседании Шепелева И.А. подтвердила составление ею (Шепелевой) сводных отчетов, имеющихся в уголовном деле и представленных представителями потерпевшего в судебное заседание, а также наличие своей подписи в этих отчетах. Отрицает получение <данные изъяты> рублей от актера ФИО14, показания которого приведены ниже.

Несмотря на частичное признание подсудимой Шепелевой И.А. своей вины в совершении инкриминируемого преступления, ее виновность подтверждается совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании.

Показаниями подозреваемой Шепелевой И.А., оглашенными в судебном заседании, согласно которым с 28 августа 2001 года она (Шепелева) состояла в должности главного администратора ГУК «<данные изъяты>». 01 марта 2004 года по просьбе художественного руководителя театра ФИО18 она (Шепелева) написала на его (ФИО18) имя заявление с просьбой разрешить ей (Шепелевой) ведение билетного хозяйства, в связи с чем у нее (Шепелевой) добавились следующие должностные обязанности: получать от заведующей театральной кассой ФИО12 проштампованные билетные книжки; проверять их в соответствии с распоясовкой и расписанием спектаклей; передавать проштампованные и проверенные билетные книжки в бухгалтерию для регистрации; производить вырезку билетов; передавать билеты по накладным на выдачу билетов: заведующим билетной кассой, уполномоченным по распространению билетов, организациям осуществляющим продажу билетов; ежедневно отслеживать продажу билетов, выданных на реализацию; составлять ежемесячный сводный отчет о проведенных спектаклях, сдавать его в бухгалтерию. Она (Шепелева) осуществляла свою работу следующим образом. Приемка изготовленных в типографии бланков строгой отчетности (далее - билетов) производилась по накладной и счету типографии главным администратором по доверенности ФИО15 При приемке изготовленных бланков строгой отчетности (билетов) производилась полная проверка, сличалось фактическое количество бланков строгой отчетности, их серии, номера по данным, указанным в накладных, и составлялся акт о приеме готового заказа, после чего все бланки сдавались на склад по накладной от главного администратора ФИО15, получавшей их в типографии, и хранились на складе до момента их использования. Заведующей складом ФИО6, а до января 2009 года - ФИО16, поручалось получение, хранение и выдача бланков строгой отчётности, с которой заключен договор о полной материальной ответственности с руководителем организации (учреждения). Получение комплектов билетов со склада для заготовок к продаже производилось кассиром ФИО12 Выдача комплектов билетов со склада оформлялось требованием, подписанным руководителем организации или его заместителем, главным бухгалтером и заведующей складом ФИО16 Выдача производилась под расписку на этом требовании кассиром ФИО12 Указанное требование выписывалось в двух экземплярах: один экземпляр передавался в бухгалтерию, второй оставался у кассира ФИО12 При заготовке билетов к продаже на спектакли, проводимые на стационаре, то есть в самом театре «<данные изъяты>», а также гастрольные спектакли, проводимые на площадках других театров, где сохраняется порядок реализации билетов с типографским обозначением места, ряда, на билетах специальным штампом проставляется дата проведения спектакля, его название и цена. Заготовленные к продаже билеты, после проверки и регистрации в бухгалтерии, сдаются под расписку в регистрационном журнале лицу, ответственному за реализацию билетов, то есть ей (Шепелевой). Она (Шепелева) выдавала зарегистрированные билеты по накладным кассирам ФИО12 и ФИО3, нештатным уполномоченным (распространителям билетов ФИО7, ФИО23, ФИО8, ФИО9), городским театральным кассам для реализации. Накладная выписывается в двух экземплярах: 1-й выдаётся в бухгалтерию театра, 2-й вместе с билетами - получателю. Вырезка билетов для передачи их на реализацию театральным кассирам, городским театральным кассам и нештатным уполномоченным по реализации билетов производилась ей (Шепелевой) без расшивки билетных книжек, с оставлением в них корешков. Впоследствии корешки билетов использованного комплекта в сброшюрованном виде и все оставшиеся непроданные билеты, погашенные специальным штампом, сдавались в бухгалтерию. Погашение билетов производилось ей (Шепелевой) или кассиром. Выданные для продажи, но нереализованные билеты, возвращались кассой театра, городской театральной кассой и нештатными уполномоченными по распространению билетов лицу, от которого получены билеты, то есть ей (Шепелевой). По указанию художественного руководителя театра ФИО18 она (Шепелева) заключала договоры с нештатными уполномоченными по распространению билетов, где указывалось, что все распространители билетов должны сдавать деньги за вырученные театральные билеты ответственному за билетное хозяйство, то есть ей (Шепелевой), включая кассу, которая реализует театральные билеты. Однако в ее (Шепелевой) отсутствие деньги могли сдаваться в бухгалтерию. Зимой 2009 года был издан приказ за подписью художественного руководителя о том, чтобы денежные средства от реализации билетов должны сдаваться исключительно напрямую в бухгалтерию. Однако она (Шепелева) продолжала принимать деньги за вырученные театральные билеты от кассиров ФИО12 и ФИО3, которые впоследствии передавала в бухгалтерию. Она (Шепелева) ежемесячно (до 5-го числа следующего месяца) отчитывалась за полученные и использованные билеты, посредством сводных отчетов о продаже билетов, к которому прилагала накладные о выдаче и о возврате билетов. Уполномоченные по реализации билетов (реализаторы) и кассиры театральной кассы сдавали ей (Шепелевой) остаток билетов, а деньги за реализованные билеты сдавали либо ей (Шепелевой), либо напрямую в бухгалтерию. Она (Шепелева) на основании накладных о выдаче и о возврате билетов составляла сводный отчет по реализации билетов за каждый проведенный спектакль, который впоследствии предоставляла в конце месяца в бухгалтерию театра для проверки. Выручка за проданные билеты сдавалась ею (Шепелевой) в бухгалтерию по мере их поступления. Отчёты, которые она (Шепелева) сдавала, служили основанием для оприходования выручки по приходному кассовому ордеру в кассу бухгалтерии. В апреле 2009 года в театре была проведена ревизия Департаментом культуры города Москвы. В ходе ревизии была выявлена недостача за 2009 год в размере более <данные изъяты> рублей. Она (Шепелева) была ознакомлена с вышеуказанным актом ревизии, из которого следовало, что выявлена недостача по кассе театра, виновной в данной недостаче была указана она (Шепелева). После этого главным бухгалтером ей (Шепелевой) постоянно выдвигались требования о возмещении денег. С июня 2009 года по июль 2009 года она (Шепелева) находилась на больничном. Выйдя на работу 20 июля 2009 года, ее (Шепелеву) к себе в кабинет пригласил художественный руководитель ФИО18 Когда она (Шепелева) туда пришла, там находились главный бухгалтер ФИО10, начальник отдела кадров ФИО11 и заместитель директора ФИО22 В присутствии этих лиц ФИО18 попросил ее (Шепелеву) написать объяснительные записки по поводу присвоения денежных средств. Под его диктовку, она (Шепелева) написала объяснительные записки, так как ФИО18 пояснил, что они будут предоставлены только в Департамент культуры города Москвы, чтобы они от него отстали. В конце июля 2009 года ее (Шепелеву) вызвал к себе ФИО18 и попросил написать заявление об уходе в отпуск без содержания (за свой счет). Она (Шепелева) написала данное заявление, после чего перестала выходить на работу. Считает, что вменяемая ей (Шепелевой) сумма недостачи могла образоваться следующим образом. 5-6 января 2009 года ей (Шепелевой) в кабинет позвонил художественный руководитель ФИО18 и назвал ей (Шепелевой) суммы: <данные изъяты> рублей <данные изъяты> копеек, <данные изъяты> рублей, общая сумма <данные изъяты> рублей <данные изъяты> копеек, после чего сказал, чтобы она (Шепелева) принесла указанную сумму денег ему в кабинет. Взяв деньги из вырученных за проданные билеты, которые хранились у нее (Шепелевой) в сейфе, она (Шепелева) пришла в кабинет ФИО18, где по устному указанию последнего передала мастеру по пошиву театральных костюмов ФИО2 денежные средства в сумме <данные изъяты> рублей <данные изъяты> копеек. В конце января 2009 года ее вновь (Шепелеву) вызвал к себе в кабинет ФИО18 и пояснил, что на приобретение звуковой аппаратуры нужны денежные средства в размере примерно <данные изъяты> рублей, конкретно сумму она (Шепелева) не помнит. Она (Шепелева) взяла из сейфа денежные средства за проданные билеты и передала их лично ФИО18 Возможно вышеуказанные суммы денег не были проведены по бухгалтерии, однако в тот момент она (Шепелева) была убеждена, что художественный руководитель поставит в известность главного бухгалтера о данных расходах. Денежные средства в размере <данные изъяты> рублей, принадлежащие ГУК «<данные изъяты>», она (Шепелева) не присваивала (т. 1 л.д. 92-96).

Показаниями обвиняемой Шепелевой И.А., данными в ходе предварительного следствия, оглашенными в судебном заседании, согласно которым свои вышеуказанные показания в качестве подозреваемой она подтверждает. На вопрос, принадлежат ли подписи, выполненные от ее (Шепелевой) имени в предъявленных ей (Шепелевой) сводных отчетах о продаже билетов на спектакли за период с 25 сентября 2008 года по 28 апреля 2009 года, Шепелева, пояснила, что все сводные отчеты за указанный период, составлены ею (Шепелевой) лично. На спектакль «<данные изъяты>», сыгранный 08 января 2009 года в 15 часов 00 минут, ею (Шепелевой) выдавались 47 билетов на сумму <данные изъяты> рублей по накладной на выдачу билетов уполномоченному по реализации билетов ФИО5, а оставшиеся 47 билетов были выданы ФИО12 Денежные средства от ФИО5 она (Шепелева) получила в полном объеме и внесла в бухгалтерию. Получала ли она (Шепелева) деньги от ФИО12, она (Шепелева) не помнит. Билетная книжка на указанный спектакль не была своевременно зарегистрирована в бухгалтерии в связи с тем, что это должна была делать ФИО12 Сводный отчет за указанный спектакль был представлен ею (Шепелевой) в бухгалтерию своевременно - в начале февраля 2009 года. 16 мая 2009 года на спектакль «<данные изъяты>», проводимый 16 мая 2009 года в 19 часов 00 минут, согласно накладной на выдачу билетов она (Шепелева) получила 94 билета на сумму <данные изъяты> рублей. Билеты она (Шепелева) реализовала одному заказчику (целевой спектакль для кого конкретно, она не помнит) и деньги за реализованные билеты должны быть перечислены на расчетный счет театра. При встрече с заказчиком - женщина по имени Инна (более никаких данных она не помнит), она (Шепелева) передала ей билеты и реквизиты театра, чтобы она (Инна) могла перечислить деньги. Сводный отчет за 16 мая 2009 года был составлен бухгалтером ФИО13 в связи с тем, что с нее (Шепелевой) на тот момент были сняты полномочия заведующей билетным столом, о чем она (Шепелева) узнала от сотрудников бухгалтерии. Когда она (Шепелева) узнала, что деньги не перечислены, она (Шепелева) собиралась возместить деньги в размере <данные изъяты> рублей, но в связи с тем, что ей (Шепелевой) была в июне 2009 года выплачена зарплата в размере <данные изъяты> рублей вместо <данные изъяты> рублей она (Шепелева) этого сделать не смогла. До настоящего времени она (Шепелева) также не может возместить ущерб в связи с тем, что ей (Шепелевой) не выдают трудовую книжку и не платят зарплату, и она (Шепелева) не может устроиться на другую работу. Билетные книжки-входные в количестве 10 штук она (Шепелева) не получала и билеты не распространяла. На вопрос, может ли она (Шепелева) предоставить квитанции к приходным кассовым ордерам на те суммы денег, которые она (Шепелева) сдала в бухгалтерию за период театрального сезона с 25 сентября 2008 года по 01 июля 2009 года, Шепелева пояснила, что не может, потому что в апреле 2009 года при проведении ревизии Департаментом культуры города Москвы все свои квитанции от приходных кассовых ордеров она (Шепелева) передала руководству театра для сверки. Она (Шепелева) не помнит, возвращали ли ей (Шепелевой) квитанции, а если возвращали, то она (Шепелева) хранила их в сейфе, но в июне-июле 2009 года по выходу с больничного ключ от сейфа она (Шепелева) отдала руководству театра (т. 3 л.д. 88-91).

Допрошенная в судебном заседании представитель потерпевшего ФИО22 показала, что она состоит в должности директора ГУК «<данные изъяты>» с июля 2009 года; до этого времени она (ФИО22) состояла в должности главного инженера ГУК «<данные изъяты>». 28 августа 2001 года с Шепелевой И.А. художественный руководитель театра ФИО18 заключил трудовой договор № о выполнении ей обязанностей главного администратора театра. 28 августа 2001 года с Шепелевой И.А. заключен договор № о полной индивидуальной материальной ответственности. 01 марта 2004 года Шепелевой И.А. на имя художественного руководителя театра было подано заявление о том, что она просит разрешить ей (Шепелевой) ведение билетного хозяйства. По дополнению к трудовому договору от 02 марта 2004 года № Шепелевой И.А. доверено еще и ведение билетного хозяйства. Также был издан приказ от 02 марта 2004 года № согласно которому главному администратору Шепелевой И.А. поручалось ведение билетного хозяйства. 27 апреля 2009 года дополнением № к трудовому договору от 28 апреля 2001 года № внесены дополнения в должностные обязанности Шепелевой И.А., а именно: получать по требованию со склада билетные книжки; передавать по накладной билетные книжки, получать по накладной проштампованные билетные книжки; проверять их в соответствии с распоясовкой и расписанием спектаклей; передавать проштампованные и проверенные билетные книжки в бухгалтерию для регистрации; производить вырезку билетов и передачу их по накладным на выдачу билетов: заведующим билетной кассой, уполномоченным распространителям билетов, организациям, осуществляющим продажу билетов; ежедневно отслеживать продажу билетов, выданных на реализацию; составлять ежедневный отчет о проведенных спектаклях, сдавать его в бухгалтерию, осуществлять выверку расчетов с уполномоченными распространители и организациями. Театральный сезон в театре «<данные изъяты>» начался 25 сентября 2008 года и закончился 01 июля 2009 года. В 2008 году зрительный зал театра имел 96 мест. По распоряжениюДепартамента культуры города Москвы от 20 ноября 2008 года № приказом по театру «<данные изъяты>» от 29 декабря 2008 года №, в связи с производственной необходимостью, были убраны два зрительных кресла, в связи с чем с 2009 года зрительный зал театра имеет не 96, а 94 кресла. Так как билетные книжки были изготовлены в 2008 году, то есть до указанного распоряжения Департамента культуры города Москвы, то 2 «погашенных» билета всегда должны оставаться неиспользованными в билетной книжке. Билетные книжки печатаются в типографии и принимаются на склад театра по накладной и акту и содержат 96 театральных билетов определенного образца. На каждый спектакль печатается своя билетная книжка, которая на титульном листе содержит название спектакля, день проведения спектакля, время проведения спектакля, стоимость спектакля с распоясовкой зала. В каждой билетной книжке каждый билет и корешок билета проштамповываются с названием спектакля, временем, датой проведения спектакля и ценой билета. Билеты вырезаются, а корешки и сами билетные книжки сдаются на ответственное хранение в бухгалтерию. Новые билетные книжки печатаются после того как заканчиваются старые билетные книжки. Билетные книжки печатаются типографским способом с обозначением серии и порядкового номера каждой книжки, они принимаются на склад театра по накладной и акту. Согласно договору с ОАО «<данные изъяты>» от 11 сентября 2008 года № театр поручил изготовить 160 комплектов билетных книжек и в соответствии с договором от 11 сентября 2008 года № изготовить 10 комплектов билетных книжек-входных. Все театральные книжки приняты по накладной и актам приемки билетов. Билетные книжки и билетные книжки-входные являются бланками строгой отчетности и хранятся в сейфе на складе у заведующей складом ФИО16 Билетные книжки выдаются со склада по требованию определенного образца., сразу выдаются на месяц, согласно утвержденному репертуару. Кроме этого, на дополнительные спектакли, которые не указаны в репертуаре театра, но заказанные организациями, билетные книжки выписываются отдельными дополнительными требованиями. Требования обязательно должны подписывать: художественный руководитель театра, главный бухгалтер, заведующий складом и тот, кто получает билеты со склада. Билетные книжки, как бланки строгой отчётности, регистрируются в бухгалтерии, в специальной книге регистрации билетов, а корешки билетов хранятся в бухгалтерии. Однако бывшей заведующей складом ФИО16, ввиду ее преклонного возраста (около 80 лет) и плохого состояния здоровья, допускалась выдача билетных книжек без требований-накладных. Так были выданы 9 комплектов билетных книжек-входных серии ИН, №, №, №, №, №, №, №, №, №, которые не прошли регистрацию в бухгалтерии. Согласно должностным инструкциям на главного администратора Шепелеву И.А. были возложены обязанности по вырезке билетов и выдаче их по накладной определённого образца распространителям билетов, организациям, с которыми заключены договоры на реализацию билетов, и выдачу билетов театральным кассирам. Однако Шепелева И.А. не всегда заполняла накладные. После проведения спектакля Шепелева И.А. была обязана составить сводный отчёт о продаже билетов по каждому спектаклю и сдать нереализованные и соответственно погашенные штампом «погашено» билеты в бухгалтерию театра. Также Шепелева И.А. должна была все денежные средства, вырученные за реализацию билетов, сдавать в бухгалтерию театра, где бухгалтер, выписав приходный ордер, квитанцию от него выдавала Шепелевой И.А., а сам приходный оставался в бухгалтерии. Однако отчёты и погашенные билеты своевременно Шепелева И.А. в бухгалтерию не представляла. Отчёты, которые сдавала Шепелева И.А., служат основанием для оприходования выручки по приходному ордеру и зачислению их на расчётный счёт театра. Сданная Шепелевой И.А. в кассу бухгалтерии выручка была вся зачислена на расчетный счет театра. В конце театрального сезона 2008-2009 годовбыло установлено, что Шепелева И.А. не представила отчёты за одну билетную книжку и за 9 билетных книжек-входных. Отчёты и вышеуказанные билетные книжки были предоставлены в бухгалтерию театра только после выявления недостачи. Каждая билетная книжка-входная содержит 96 билетов, которые проштамповывались непосредственно при продаже билета на спектакль, при этом сами корешки театральных билетов не проштамповывались. Титульные листы не заполнялись. В восьми входных билетных книжках (№, №, №, №, №, №, №, №) билеты отсутствуют, в девятой билетной книжке № отсутствуют 9 билетов (оставшиеся в этой книжке билеты уничтожены по акту, поэтому они не выданы следствию). Стоимость каждого входного билета составляет <данные изъяты> рублей. Итого отсутствует всего 777 билетов на общую сумму <данные изъяты> рублей. Отчеты за проданные входные билеты в бухгалтерию не представлялись и деньги за них Шепелевой И.А. не сдавались. По пояснениям кассиров ФИО12 и ФИО3, последние деньги за проданные входные билеты сдавали непосредственно Шепелевой И.А., которая в кассу бухгалтерии полученные от кассиров деньги сдавала не в полном объеме. По данному факту Шепелева И.А. предоставила объяснительную записку, в которой обязалась возместить причиненный театру ущерб в размере <данные изъяты> рублей. В бухгалтерии на основании сданных Шепелевой И.А. отчетов составлялся сводный отчет о реализации билетов за месяц. При составлении сводного отчета о реализации театральных билетов за январь 2009 года, по представленным в бухгалтерию Шепелевой И.А. отчетам о продаже билетов на каждый спектакль, не был представлен отчет за 08 января 2009 года на спектакль «<данные изъяты>», проведённый 08 января 2009 года в 15 часов 00 минут по театральной книжке за №. Это было выявлено только в июне 2009 года при закрытии театрального сезона. После неоднократных напоминаний Шепелева И.А. предоставила израсходованную билетную книжку №.Эта билетная книжка была проштампована на вышеуказанный спектакль, с распоясовкой зала на сумму <данные изъяты> рублей. При этом выяснилось, что 47 билетов на сумму <данные изъяты> рублей, было продано распространителем билетов ФИО5 и деньги от их продажи последняя сдала непосредственно Шепелевой И.А. Остальные театральные билеты на сумму <данные изъяты> рублей были проданы кассиром ФИО12, которая деньги также сдала Шепелевой И.А., которая не представила отчет за этот спектакль, а деньги не сдала в кассу бухгалтерии. Шепелева И.А. не могла сдать деньги за этот спектакль, поскольку в случае сдачи <данные изъяты> рублей в бухгалтерию ФИО5 с этой суммы было бы тогда начислено вознаграждение в размере 25 % за продажу билетов в том же месяце, в котором сданы деньги, или в следующем месяце, что не было сделано ввиду не сдачи этих денег и последняя по этому поводу предъявляла претензии бухгалтерии. Непосредственно лично Шепелевой И.А., что следует из накладной на выдачу билетов, были в том числе реализованы билеты на спектакль «<данные изъяты>», сыгранный 16 мая 2009 года в 19 часов 00 минут по билетной книжке № стоимостью <данные изъяты> рублей. Деньги за данный спектакль от Шепелевой И.А. до настоящего времени не получены. Ввиду того, что отчеты за май и июнь 2009 года Шепелевой И.А. не составлялись и не предъявлялись в бухгалтерию театра, руководство театра приказом № от 10 июня 2009 года возложило обязанности по составлению отчетов за май и июнь 2009 года на бухгалтера ФИО13 Вопреки распоряжению художественного руководителя театра ФИО18 от 12 февраля 2009 года № «О сдаче денежных средств в кассу бухгалтерии театра», Шепелева И.А., зная об этом распоряжении, продолжала самостоятельно принимать деньги от театральных кассиров и от распространителей билетов. При этом, как пояснила кассир ФИО3, она (ФИО3) не будет сдавать деньги в бухгалтерию, а будет их передавать Шепелевой И.А., поскольку последняя накричала на нее за то, что она (ФИО3) сдала деньги не ей (Шепелевой), а в бухгалтерию. По окончанию театрального сезона 2008-2009 годов, при проведении инвентаризации, была выявлена недостача денежных средств, в размере 273.850 рублей 00 копеек. Данная недостача денежных средств числится за Шепелевой И.А. Инвентаризация проводилась в присутствии Шепелевой И.А., которая указанную сумму недостачи признала за собой полностью, расписалась в акте инвентаризации и обязалась полностью её погасить перед театром в ближайшее время, написав объяснительные записки, однако до настоящего времени Шепелева И.А. в кассу бухгалтерии сумму недостачи не внесла. Кроме того, ФИО22 пояснила, что после того как Шепелева И.А. перестала с начала августа 2009 года выходить на работу в театр, у последней в кабинете и в сейфе не обнаружены какие-либо учетные документы, касающиеся продажи театральных билетов (приходные кассовые ордеры после получения денег от кассиров и др.), о которых Шепелева И.А. поясняла в судебном заседании, в связи с чем полагает, что такие показания подсудимая дает с целью избежать привлечения к ответственности за присвоение денег от продажи билетов. Никакие квитанции от приходных кассовых ордеров она (Шепелева) руководству театра для сверки не передавала. Какого-либо давления на Шепелеву И.А. при написании ею объяснительных записок со стороны сотрудников театра не оказывалось. Шепелева И.А. объясняла причину присвоения денег от продажи билетов тем, что использовала эти деньги на операцию дочери, решение иных семейных проблем, в связи с чем руководство театра поверило ей и вошло в ее положение, после чего разрешило внести эти деньги в бухгалтерию театра позже без привлечения ее к ответственности. Однако Шепелева И.А., злоупотребляя хорошим отношением к ней руководства театра, ущерб театру не возмещала, в связи с чем было принято решение обратиться в правоохранительные органы. Кроме того, было установлено, что операцию дочери Шепелевой И.А. не делали. Факты передачи по указанию ФИО18 107.876 рублей 80 копеек мастеру по пошиву театральных костюмов ФИО2 и лично ФИО18 <данные изъяты> рублей для покупки театру звуковой аппаратуры ей (ФИО22) не известны. В случае передачи ФИО2 наличных денег за проделанную работу, эти деньги не были бы возмещены театру Департаментом культуры города Москвы. По поводу <данные изъяты> рублей от продажи билетов на спектакль «<данные изъяты>» Шепелева И.А. написала на ее (ФИО22) имя объяснительную записку (т. 1 л.д. 163), согласно которой она (Шепелева) получила от заказчика данную сумму и обязуется ее внести в бухгалтерию театра в течение недели, но так ее и не внесла. Вместе с тем, Шепелева И.А. под видом необходимости возмещения ущерба театру занимала денежные средства у ряда актеров и сотрудников театра, например, у ФИО14, однако деньги потом им не возвращала, в результате чего тот же ФИО14 вынужден в настоящее время соглашаться на любую работу, чтобы погасить кредит, полученный по просьбе подсудимой. Кроме того, Шепелева И.А. незаконно собирала денежные средства с кассиров за проштамповку билетных книжек, что она делать была не вправе. Так, с ФИО12 она получила за проштамповку билетных книжек <данные изъяты> рублей, которыми распорядилась по своему усмотрению. Вины главного администратора ФИО15 в том, что спектакль «<данные изъяты>», проведенный 08 января 2009 года в 15 часов, не был внесен в репертуар, не имеется, как о том заявляет Шепелева И.А., поскольку Шепелева И.А. должна была сама подать служебную записку на имя художественного руководителя с просьбой провести данный дополнительный спектакль, но этого не сделала, так как ей (Шепелевой) было это выгодно, чтобы присвоить деньги от этого спектакля (пример служебной записки в т. 1 на л.д. 34). По поводу пяти спектаклей «<данные изъяты>», сыгранных в декабре 2008 года, свидетель ФИО22 показала, что Шепелева И.А. отчиталась за эти спектакли в мае 2009 года, чтобы показать заполняемость зала, чтобы ей не высказывал претензии по этому поводу художественный руководитель, поскольку в декабре посещаемость спектаклей всегда выше, чем в мае, когда начинается дачный сезон.

Допрошенная в судебном заседании свидетель ФИО10 показала, что она состоит в должности главного бухгалтера ГУК «<данные изъяты>» с марта 1997 года. В ее (ФИО10) обязанности входит ведение бухгалтерского учета в театре, составление отчетностей, сдача отчетностей в Департамент культуры города Москвы и в налоговую инспекцию. На момент подачи заявления в ОВД по Басманному району города Москвы ошибочно был указан период совершения присвоений денежных средств Шепелевой И.А., а именно был указан период финансового года (с 01 января по 01 июля 2009 года), а так как работа театра имеет свою специфику, следовало указать период театрального сезона (с 25 сентября 2008 года по 01 июля 2009 года). Проведенная Департаментом культуры города Москвы ревизия в апреле-мае 2009 года также подтвердила имеющуюся задолженность в театре в размере <данные изъяты> рублей. Задолженность, выявленная департаментом, является выше выявленной ею (ФИО10) в связи с тем, что на момент проверки театральный сезон еще не был закрыт и не все распространители билетов сдали выручку за проданные билеты. Значительная часть вырученных за билеты денег поступила в бухгалтерию после 21 апреля 2009 года. 08 января 2009 года состоялось два детских спектакля под названием «<данные изъяты>»: в 12 часов 00 минут и в 15 часов 00 минут. Один из спектаклей, который должен был состояться в 15 часов 00 минут, не был указан издательско-полиграфическим центром «<данные изъяты>» в репертуарном листке, в котором указываются все спектакли, которые должны состояться в текущем месяце, чем впоследствии воспользовалась Шепелева И.А.. Однако данный спектакль был указан в репертуаре самого театра, который утверждает художественный руководитель театра и передается для работы главным администраторам театра, в частности, он находился у Шепелевой И.А. В середине июня 2009 года один из уполномоченных по реализации билетов ФИО5 обратилась в бухгалтерию театра с тем, что ей не полностью начислена зарплата, а именно не начислены 25 % согласно заключенному договору за реализованные билеты на спектакль «<данные изъяты>», проведенный 08 января 2009 года в 15 часов 00 минут. Она (ФИО10) проверила свой ежемесячный сводный отчет о реализации билетов за январь 2009 года и обнаружила, что в нем указан только один спектакль, проведенный в 12 часов 00 минут. Свои ежемесячные сводные отчеты она (ФИО10) составляет на основании сводных отчетов за каждый спектакль, представленных Шепелевой И.А. При тщательной проверке сводных отчетов, представленных в бухгалтерию Шепелевой А.А., выяснилось, что среди них отсутствует отчет о спектакле «<данные изъяты>», сыгранном 08 января 2009 года в 15 часов 00 минут. Затем она (ФИО10) посмотрела акт о приемке изготовленных театральных билетов от 28 октября 2008 года и обнаружила, что на спектакль «<данные изъяты>» было изготовлено 20 билетных книжек, серии ИН с номера № по номер №. После этого она (ФИО10) проверила все свои сводные ежемесячные отчеты, чтобы выявить, какой конкретно билетной книжки не хватает. Изучив свои отчеты, она (ФИО10) определила, что в отчетах не была указана билетная книжка серии ИН №. Она (ФИО10) подумала, что билетная книжка может храниться на складе. Чтобы это проверить, она (ФИО10) обратилась к акту снятия остатков на складе билетных книжек от 09 июня 2009 года, который составляется каждые полгода. Исходя из его данных, она (ФИО10) обнаружила, что все 20 билетных книжек, изготовленных для спектакля «12 месяцев», были выданы на реализацию. Далее при личном обращении к Шепелевой И.А. по поводу спектакля «<данные изъяты>», проведенного 08 января 2009 года в 15 часов 00 минут, Шепелева И.А. вместо представления отчета и сдачи денег за этот спектакль в феврале 2009 года (до 5 числа месяца, следующего за отчетным), только в июне 2009 года представила в бухгалтерию сводный ежедневный отчет за 08 января 2009 года и израсходованную билетную книжку серии ИН №, зарегистрированную в бухгалтерии под номером №. Из отчета следовало, что 47 билетов на сумму <данные изъяты> рублей были выданы Шепелевой И.А. по накладной на выдачу билетов уполномоченному по реализации билетов ФИО5, а оставшиеся 47 билетов были выданы кассиру ФИО12 (т. 1 л.д. 157-158). В связи с тем, что возврат билетов по указанному спектаклю не был представлен в бухгалтерию своевременно, имеются все основания полагать, что билеты были реализованы. По данному поводу Шепелева И.А. пояснила, что ФИО5 и ФИО12 деньги за реализованные билеты сдали ей (Шепелевой) в полном объеме. На вопрос, почему тогда деньги не поступили в кассу, Шепелева И.А. ничего не смогла ответить и собственноручно написала объяснительную записку о том, что обязуется погасить денежную сумму в размере <данные изъяты> рублей. После того как был выявлен факт присвоения Шепелевой И.А. выручки за реализацию билетов на спектакль «<данные изъяты>», проведенный 08 января 2009 года в 15 часов 00 минут, руководством театра был составлен акт №/Основная деятельность от 29 июня 2009 года (т. 1 л.д. 36), из которого следует, что отчет о реализации билетов в количестве 94 штук на сумму <данные изъяты> рублей своевременно не был представлен Шепелевой И.А., а указанная сумма денег в бухгалтерию театра не поступила. 16 мая 2009 года на спектакль «<данные изъяты>», проводимый 16 мая 2009 года в 19 часов 00 минут, Шепелева И.А. согласно накладной на выдачу билетов получила 94 билета на сумму <данные изъяты> рублей. В связи с тем, что возврат билетов по указанному спектаклю не был представлен Шепелевой И.А. в бухгалтерию, имеются все основания полагать, что билеты были реализованы. Сводный ежедневный отчет за 16 мая 2009 года Шепелевой И.А. представлен не был и поэтому данный отчет был составлен бухгалтером ФИО13 Однако израсходованную билетную книжку серии ИН №, зарегистрированную в бухгалтерии под номером №, на спектакль «<данные изъяты>», Шепелева И.А. в бухгалтерию сдала. По данному поводу Шепелева И.А. пояснила, что билеты она реализовала одному заказчику (целевой спектакль для сотрудников какой-то компании) и деньги за реализованные ею билеты будут перечислены на расчетный счет театра. Однако деньги на расчетный счет театра не поступили и по настоящее время. Впоследствии Шепелева И.А. собственноручно написала объяснительную записку, в которой пояснила, что денежные средства в размере <данные изъяты> рублей за проданные билеты получены ею от заказчика, и она сдаст их в бухгалтерию в кратчайшие сроки. 17 октября 2008 года театром в лице главного администратора ФИО15 были получены в типографии по акту от 17 октября 2008 года 10 билетных книжек-входных серии ИН с номера № по номер №. В данных билетных книжках-входных содержатся по 96 билетов в каждой; стоимость билета составляет <данные изъяты> рублей. Данные билеты предусмотрены для распространения среди малоимущего населения (студенты, школьники, инвалиды); также такие билеты продаются за 30 минут до начала спектакля, при наличии свободных мест. 17 октября 2008 года вышеуказанные 10 билетных книжек-входных ФИО15 передала на склад театра, а именно заведующей складом ФИО16 Далее все 10 указанных билетных книжек-входных ФИО16 без надлежащего оформления передала Шепелевой И.А., что подтверждается объяснениями по этому поводу ФИО16 01 апреля 2009 года ФИО16 уволилась и все имеющиеся на складе билетные книжки передала в соответствии с актом передачи театральных книжек от 26 марта 2009 года вновь назначенному на должность заведующего склада ФИО6 Согласно указанному акту, на момент передачи билетные книжки-входные на складе уже отсутствовали, а значит все были ранее выданы для реализации. Полученные билетные книжки-входные Шепелева И.А. должным образом в бухгалтерии не зарегистрировала, а раздала их для реализации кассирам ФИО12 и ФИО3 Названные кассиры реализовывали полученные билеты, а вырученные деньги сдавали Шепелевой И.А. В соответствии с актом снятия остатков на 09 июня 2009 года бухгалтерией было выявлено, что на складе отсутствуют вышеуказанные 9 билетных книжек-входных (кроме билетной книжки №). В ходе проведенной по указанию руководства театра проверки Шепелева И.А. выдала одну неизрасходованную билетную книжку-входную № и 9 билетных книжек-входных,титульные листы которых не были заполнены и зарегистрированы в бухгалтерии. Из представленных книжек в 8-ми книжках входные билеты были израсходованы полностью, а в 9-й билетной книжке израсходованы 9 билетов. Итого отсутствовало 777 билетов, стоимостью <данные изъяты> рублей каждый, на общую сумму <данные изъяты> рублей. По утверждению кассиров ФИО12 и ФИО3 деньги за реализованные билеты они регулярно сдавали Шепелевой. На корешках входных билетов, оставшихся в билетной книжке-входной, не были указаны: название спектакля и дата проведения спектакля, что должна была сделать Шепелева И.А., поэтому установить дату реализации вышеуказанных входных билетов в количестве 777 штук не представляется возможным. В ежедневных сводных отчетах, представленных Шепелевой И.А. за весь период театрального сезона с 25 сентября 2008 года по 01 июля 2009 года не была указана реализация вышеуказанных входных билетов. Таким образом, сумма недостачи составила <данные изъяты> рублей. По данному поводу Шепелева И.А. написала объяснительную записку, в которой указала, что денежные средства в размере <данные изъяты> рублей были потрачены ею на операцию дочери, что впоследствии не подтвердилось. В тот момент, когда общая сумма долга, числящегося за Шепелевой И.А., достигла суммы в размере <данные изъяты> рублей, ею собственноручно была написана объяснительная записка о том, что она обязуется возместить театру указанную сумму долга в кратчайшие сроки. Кроме того, в течение длительного времени - с января по май 2009 года - Шепелева И.А. мотивировала не сдачу ею вырученных денег за реализацию билетов в бухгалтерию театра тем, что у нее отсутствуют ключи от ее рабочего сейфа, где хранится выручка, которые она якобы забыла в городе Калуге, куда ездила в гости. В июле 2009 года Шепелева И.А. длительное время отсутствовала на рабочем месте, что мотивировала в своей объяснительной записке поиском денег для погашения задолженности театру. При сверке ежедневных сводных отчетов, представленных Шепелевой И.А. за период театрального сезона с 25 сентября 2008 года по 01 июля 2009 года с фактически поступившими денежными средствами в бухгалтерию театра выявлен факт недостачи денежных средств в размере <данные изъяты> рублей. Таким образом, общая сумма денежных средств, не сданных Шепелевой в бухгалтерию театра, составляет <данные изъяты> рублей.Факты передачи по указанию ФИО18 <данные изъяты> рублей <данные изъяты> копеек мастеру по пошиву театральных костюмов ФИО2 и лично ФИО18 <данные изъяты> рублей для покупки звуковой аппаратуры ей (ФИО10) не известны. Кроме того, ФИО10 пояснила, что после того как Шепелева И.А. перестала выходить на работу в театр, у последней в кабинете и в сейфе не обнаружены какие-либо учетные документы, касающиеся продажи театральных билетов (приходные кассовые ордеры после получения денег от кассиров и др.). Какого-либо давления на Шепелеву И.А. при написании ею объяснительных записок со стороны сотрудников театра не оказывалось. Пропажа у кассиров квитанций приходных кассовых ордеров не повлияла на достоверность установленной денежной суммы в размере <данные изъяты> рублей, присвоенной Шепелевой И.А., поскольку сведения, изложенные в названных квитанциях, дублируются и имеются в полном объеме в бухгалтерии. По поводу справки о задолженности Шепелевой И.А. по продаже театральных билетов свидетель ФИО10 пояснила, что сумма присвоенных Шепелевой И.А. <данные изъяты> рублей исчисляется следующим путем: <данные изъяты> рублей (деньги, которые должны были быть получены от реализации билетов кассирами) плюс <данные изъяты> рублей (деньги, которые должны были быть получены от реализации билетов лично Шепелевой И.А.) плюс <данные изъяты> рублей (деньги от реализации билетов распространителем ФИО5 на спектакль «<данные изъяты>», состоявшийся 08 января 2009 года в 15.00 часов) минус <данные изъяты> рублей (деньги, реально сданные в бухгалтерию). Факт реально сданных в бухгалтерию денег в размере <данные изъяты> рублей от продажи билетов подтверждается приходными кассовыми ордерами и платежными поручениями. <данные изъяты> рублей - это денежные средства, которые должны были быть получены в результате продажи билетов театральными кассирами ФИО12 и ФИО3, и переданные последними Шепелевой И.А., но не сданными последней в бухгалтерию (<данные изъяты> рублей), плюс денежные средства, которые должны были быть получены от продажи 777 билетов в 9-ти билетных книжках-входных серии ИН №, №, №, №, №, №, №, №, № на общую сумму <данные изъяты> рублей. Сумма <данные изъяты> рублей исчисляется следующим путем: <данные изъяты> рублей (деньги, присвоенные Шепелевой И.А.) минус <данные изъяты> рублей (деньги, которые должны были быть получены от реализации билетов лично Шепелевой И.А.) минус <данные изъяты> рублей (деньги, которые получены от реализации билетов распространителем ФИО5 на спектакль «<данные изъяты>», состоявшийся 08 января 2009 года в 15.00 часов, и переданы Шепелевой И.А., а последняя их в бухгалтерию не сдала). Никакие квитанции от приходных кассовых ордеров она (Шепелева) руководству театра для сверки не передавала. В балансе театра за 2008 год не указана недостача в размере <данные изъяты> рублей, допущенная по вине Шепелевой И.А., так как данная недостача должна быть показана по результатам театрального сезона, то есть отражена в балансе за 2009 год.

Допрошенная в судебном заседании свидетель ФИО5 показала, что с 2005 года она работает в ГУК «<данные изъяты>» в должности актрисы. В соответствии с договором возмездного оказания услуг от 31 декабря 2008 года, заключенного ею (ФИО5) с Шепелевой И.А., она (ФИО5) получала право распространять билеты, за что получала вознаграждение в размере 25% от выручки. Билеты она (ФИО5) получала от Шепелевой И.А. в соответствии с накладной на выдачу билетов. Полученные билеты она (ФИО5) реализовывала, а выручку за проданные билеты сдавала Шепелевой И.А. Передача ею (ФИО5) денежных средств Шепелевой И.А. никакими документами не оформлялось. Она (ФИО5) не знала, что Шепелева И.А. должна была выписывать приходный кассовый ордер, а квитанцию от него передавать ей (ФИО5). Кроме того, она (ФИО5) доверяла Шепелевой И.А., так как знала ее на протяжении 4-х лет. Обычно она (ФИО5) брала у билеты на реализацию не чаще чем один раз в полгода и только тогда, когда у нее (ФИО5) были конкретные клиенты. Примерно в начале декабря 2008 года она (ФИО5) получила от Шепелевой И.А. на реализацию 47 билетов на общую сумму <данные изъяты> рублей на спектакль «<данные изъяты>», который должен был состояться 08 января 2009 года в 15.00 часов. Реализовав билеты, она (ФИО5) еще до начала спектакля, то есть до 08 января 2009 года (конкретную дату затрудняется вспомнить), всю выручку в размере <данные изъяты> рублей сдала Шепелевой И.А. В феврале 2009 года, получив зарплату, она (ФИО5) обнаружила, что ей не начислено вознаграждение в размере 25 % за билеты, которые она реализовала на указанный спектакль «<данные изъяты>». В связи с этим она (ФИО5) обратилась к Шепелевой И.А, которая пояснила, что еще не готовы какие-то документы и поэтому деньги в бухгалтерию за эти билеты она (Шепелева) еще не сдала, пообещав в кратчайший срок передать деньги в бухгалтерию. В связи с тем, что в течение последующих месяцев ей (ФИО5) также не были начислены причитающиеся проценты, в середине июня 2009 года она (ФИО5) обратилась в бухгалтерию театра. В бухгалтерии ей (ФИО5) сказали, что от Шепелевой И.А. соответствующих денежных средств, с которых ей (ФИО5) могли бы быть начислены проценты, не поступало. Впоследствии от сотрудников бухгалтерии она (ФИО5) узнала, что денежные средства за реализованные ею (ФИО5) билеты в размере <данные изъяты> рублей, не сданы в бухгалтерию, а присвоены Шепелевой И.А.

Допрошенная в судебном заседании свидетель ФИО12 показала, что с февраля 2002 года она работает в ГУК «<данные изъяты>» в должности театрального кассира. В ее обязанности входит: реализация билетов, прием заказов по телефону на предварительное приобретение билетов. Распределением билетов занималась Шепелева И.А., которая вырезала их из билетных книжек и раздавала для реализации кассирам и распространителям. Билеты она (ФИО12) получала от Шепелевой И.А. в соответствии с накладной на выдачу билетов. Полученные билеты она (ФИО12) реализовывала, а не реализованные билеты она (ФИО12) возвращала Шепелевой И.А., оформляя это накладными на возврат билетов. Выручку за реализованные билеты она (ФИО12) сдавала Шепелевой И.А. либо сдавала напрямую в бухгалтерию, которая оформляла прием денежных средств приходным кассовым ордером, а ей (ФИО12) передавала квитанцию к приходному кассовому ордеру. Выручка сдавалась ею (ФИО12) не конкретно после каждого спектакля, а, как правило, по окончанию рабочей недели. Она (ФИО12) и второй кассир ФИО3 имеют в своем распоряжении один общий кабинет. Ключи от этого кабинета, кроме них (ФИО12 и ФИО3), также имеются у Шепелевой И.А. В кабинете находится сейф, в котором она (ФИО12) и ФИО3 хранили не реализованные билеты и выручку за реализованные в течение недели билеты. Ключ от данного сейфа также имелся у Шепелевой И.А. На рабочем столе у нее (ФИО12) с ФИО3 всегда хранилась учетная тетрадь, в которой они (ФИО12 и ФИО3) записывали все полученные и реализованные билеты. С 01 мая 2009 года она (ФИО12) и ФИО3 находились в очередном ежегодном отпуске. Примерно в конце мая 2009 года ей (ФИО12) позвонила ФИО3 и сообщила, что из их кабинета, из сейфа, пропали квитанции к приходным кассовым ордерам за период с сентября 2008 года по 01 мая 2009 года, также со стола пропала тетрадь, в которой она (ФИО12) и ФИО3 вели учет полученных и реализованных билетов. Примерно через 20 минут ей (ФИО12) позвонил художественный руководитель театра и спросил, находились ли в их кабинете какие-либо материальные ценности. Она (ФИО12) ответила, что не находились, поэтому по данному факту она (ФИО12) и ФИО3 решили не обращаться в милицию. Она (ФИО12) сразу не приехала в театр, так как находилась на даче, а через несколько дней ее (ФИО12) и ФИО3 вызвал в театр художественный руководитель ФИО18 По приезде ее в театр, ФИО18 сказал ей (ФИО12) и ФИО3 написать заявления по поводу произошедшей пропажи из кабинета квитанций к приходным кассовым ордерам. После этого ФИО18 вызвал к себе главного администратора Шепелеву И.А. и главного бухгалтера ФИО10, у которых спросил, имеются ли у них претензии к кассирам, то есть к ней (ФИО12) и ФИО3 по поводу сдачи выручки от продажи билетов, на что Шепелева И.А. и ФИО10 ответили, что никаких претензий к ним не имеют, так как она (ФИО12) и ФИО3 регулярно и в полном объеме сдают вырученные за билеты деньги. С конца 2008 года она (ФИО12) неоднократно слышала от сотрудников бухгалтерии театра, что Шепелева И.А. нерегулярно сдает выручку за реализованные билеты, в связи с чем у нее (Шепелевой) постоянно имеется задолженность перед бухгалтерией. За период с сентября 2008 года по 01 июля 2009 года у нее (ФИО12) сохранились только две квитанции к приходному кассовому ордеру - от 19 апреля 2009 года и от 30 апреля 2009 года, потому что это были одни из последних квитанций перед ее (ФИО12) уходом в отпуск и поэтому она (ФИО12) не положила их в сейф, а обнаружила данные квитанции позднее в своей сумочке. Свидетель ФИО12 не согласилась с показаниями подсудимой о том, что последняя получала со склада билетные книжки только, когда не было кассиров, пояснив, что в случае необходимости Шепелева И.А. могла получить билетные книжки в любое время. Кроме того, Шепелева И.А. незаконно получила от нее (ФИО12) <данные изъяты> рублей за проштамповку билетных книжек.

Допрошенная в судебном заседании свидетель ФИО3, кассир ГУК «<данные изъяты>», дала показания, аналогичные показаниям свидетеля ФИО12, а также пояснила, что она (ФИО3) с ФИО12 она (ФИО3) работала посменно, то есть одну неделю она (ФИО3), а вторую - ФИО12 Таким образом, она (ФИО3) сдавала выручку два раза в месяц. С 01 мая 2009 года, она (ФИО3) и ФИО12 находились в отпуске. Примерно в конце мая - начале июня 2009 года, около 10-11 часов, ей (ФИО3) позвонил художественный руководитель театра ФИО18 и попросил приехать в театр в связи с тем, что не имеется доступа в кабинет кассиров, а ему (ФИО18) необходимы использованные билетные книжки. Она (ФИО3) ответила ему, что подъедет через несколько часов. В тот же день в послеобеденное время она (ФИО3) приехала в театр. Пройдя к своему кабинету, она (ФИО3) увидела, что входная дверь кассы не заперта. Осмотрев кабинет, она (ФИО3) обнаружила, что из шкафа пропали ее (ФИО3) квитанции к приходным кассовым ордерам за период с сентября 2008 года по 1 мая 2009 года; также со стола пропала тетрадь, в которой она (ФИО3) и ФИО12 вели учет полученных и реализованных билетов. При более тщательном осмотре она (ФИО3) обнаружила у себя 5 квитанций к приходным кассовым ордерам за период с сентября 2008 года по 01 июля 2009 года - от 16 ноября 2008 года, 07 декабря 2008 года, 21 декабря 2008 года, 27 апреля 2009 года, 27 апреля 2009 года (т. 2 л.д. 16-17),оригиналы которых находятся в бухгалтерии. Полагает, что они не были похищены в связи с тем, что в них указаны очень маленькие суммы, а обычно недельная выручка составляет в среднем примерно <данные изъяты> рублей. ФИО12 свои квитанции хранила в сейфе. Она (ФИО3) сразу же позвонила и сообщила о происшедшем ФИО12 По поводу происшедшей пропажи из кабинета документов, относящихся к реализации и отчетности, она (ФИО3) написала заявление на имя ФИО18 Через несколько дней после этого ФИО18 вызвал к себе ее (ФИО3) и ФИО12, а также главного администратора Шепелеву И.А. и главного бухгалтера ФИО10 В присутствии всех ФИО18 спросил у Шепелевой И.А. и ФИО10, имеются ли у них претензии к кассирам по сдаче выручки за билеты, то есть к ней (ФИО3) и ФИО12, на что Шепелева И.А. и ФИО10, ответили, что никаких претензий не имеют, так как кассиры регулярно и в полном объеме сдают вырученные за билеты деньги. С начала 2009 года она (Силаева) неоднократно слышала от сотрудников бухгалтерии театра, что Шепелева И.А. нерегулярно сдает выручку за реализованные билеты, в связи с чем у нее постоянно имеется задолженность перед бухгалтерией.

Допрошенный в судебном заседании свидетель ФИО18, показал, что он состоит в должности художественного руководителя ГУК «<данные изъяты>». В его (ФИО18) должностные обязанности входит общее руководство театром и руководство творческим процессом (выпуск спектаклей). С 01 марта 2004 года ведение билетного хозяйства было поручено главному администратору Шепелевой И.А. В апреле 2009 года в театре была проведена ревизия Департаментом культуры города Москвы, в ходе которой выявлена недостача за 2009 год в размере более <данные изъяты> рублей. Шепелева И.А. была ознакомлена с вышеуказанным актом ревизии, с ним согласилась, после чего ей было предложено в течение месяца погасить задолженность. Шепелева И.А. никаких мер к погашению недостачи не предприняла, ушла на больничный с 25 июня по 10 июля 2009 года. Он (ФИО18), как художественный руководитель, перед тем как принимать меры к привлечению Шепелевой И.А. к ответственности, в конце июля 2009 года, как только Шепелева И.А. вышла с больничного, пригласил к себе в кабинет Шепелеву И.А., главного бухгалтера ФИО10, начальника отдела кадров ФИО11 и директора театра ФИО22 При этом ФИО10 доложила об имеющейся задолженности, числящейся за Шепелевой И.А. Далее он (ФИО18) попросил Шепелеву И.А. по этому поводу написать объяснительные записки, что последняя выполнила. Впоследствии он (ФИО18) длительное время ждал, когда Шепелева И.А. погасит свою задолженность, так как она постоянно обещала вернуть деньги. В связи с тем, что Шепелева И.А. никаких попыток к возврату денежных средств не принимала, руководством театра было принято решение обратиться с заявлением в милицию. В конце июля 2009 года в связи с тем, что Шепелева И.А. не желала больше появляться в театре, она самостоятельно написала заявление об уходе в отпуск без содержания (за свой счет). Также ФИО18 пояснил, что он не давал Шепелевой И.А. никаких указаний о том, чтобы передать ему (ФИО18) или другим сотрудникам театра, в том числе мастеру по пошиву театральных костюмов ФИО2, денежные средства в размере <данные изъяты> рублей <данные изъяты> копеек, принадлежащие театру. Для оплаты театральных костюмов Департаментом культуры города Москвы выделяются специальные, так называемые «постановочные» деньги, которые указываются в смете на выпуск спектакля. Оплата труда мастера по пошиву театральных костюмов осуществляется исключительно бухгалтерией театра и только посредством безналичного расчета. 05 января 2009 года его (ФИО18) на работе не было, поскольку на новогодние праздники он уезжал на дачу в Подмосковье. Также он не давал Шепелевой И.А. никаких указаний о выдаче денег в размере <данные изъяты> рублей на приобретение звуковой аппаратуры. Зимой 2009 года действительно закупалась новая звуковая аппаратура для театра. Однако данная покупка полностью оплачивалась Департаментом культуры города Москвы. По факту хищения квитанций к приходным кассовым ордерам из кабинета кассиров ФИО12 и ФИО3, он (ФИО18) пояснил, что окно его (ФИО18) кабинета, выходит во внутренний двор, где расположена пристройка, в которой находится помещение для кассиров, а также столярная мастерская. В начале июня 2009 года, в послеобеденное время, он (ФИО18) через свое окно видел как к кабинету кассиров ФИО12 и ФИО3 прошла Шепелева И.А. Через некоторое время примерно через 15 минут она (Шепелева) повела к кабинету кассиров столяра Бондарева. Его (ФИО18) это заинтересовало и спустя некоторое время он (ФИО18) спустился в столярную мастерскую, где Бондарев пояснил ему (ФИО18), что по просьбе Шепелевой И.А. он поменял старый замок на входной двери в кабинет кассиров на новый, в связи с тем, что Шепелева И.А., открыв своим ключом входную дверь, затем не смогла ее запереть. Он (ФИО18) вернулся в свой кабинет, а спустя некоторое время к нему (ФИО18) зашла кассир ФИО3 и сообщила, что кто-то побывал в кабинете кассиров и похитил квитанции к приходным кассовым ордерам. Он (ФИО18) полагает, что вышеуказанные документы похитила Шепелева И.А. с целью избежать привлечения к ответственности за недостачу денег. Кроме того, ФИО18 показал, что Шепелева И.М. не могла не знать о распоряжении по театру о сдаче денег за реализованные билеты не ей (Шепелевой), а напрямую в бухгалтерию. Порядок, согласно которому все вырученные от продажи билетов деньги, сдавались личной Шепелевой И.А., был установлен самой Шепелевой И.А. Никакого указания по этому поводу он (ФИО18) не давал. Какого-либо давления на Шепелеву И.А. при написании ею объяснительных записок, в которых она изъявляла желание возместить ущерб театру, никто не оказывал. Характеризует Шепелеву И.А. как фальшивого, неискреннего, необязательного человека.

Допрошенная в судебном заседании свидетель ФИО2, показала, что она работает в том числе с ГУК «<данные изъяты>» с 2006 года. За этот период она (ФИО2) была приглашена для работы на три спектакля: «<данные изъяты>», «<данные изъяты>» и «<данные изъяты>». В ее (ФИО2) обязанности входит изготовление эскизов театральных костюмов персонажей спектакля, а также декораций. Затем она (ФИО2) отслеживает изготовление костюмов в мастерских и проводит примерки. Над спектаклем «<данные изъяты>» она (ФИО2) работала примерно в 2006-2007 годах, над спектаклем «<данные изъяты>» - в конце 2007 года, а над спектаклем «<данные изъяты>» - с конца мая по сентябрь 2009 года. Алгоритм ее (ФИО2) работы следующей: к конкретному спектаклю она (ФИО2) изготавливает эскизы костюмов и декораций, затем, когда ее (ФИО2) эскизы утверждаются художественным советом театра, между ней (ФИО2) и театром заключается договор. Далее она (ФИО2) находит мастерскую, которая возьмется за изготовление костюмов и декораций по ее (ФИО2) эскизам. Затем руководство мастерской подготавливает смету работ по изготовлению костюмов и декораций, после чего с художественным руководителем театра ФИО18 она заключает договор на изготовление или куплю-продажу костюмов и декораций. Оплата ее (ФИО2) труда осуществляется безналичным расчетом (по перечислению) Департаментом культуры города Москвы. За спектакль «<данные изъяты>» оплата производилась в соответствии с заключенным договором по безналичному расчету, в размере <данные изъяты> рублей. Над спектаклем «<данные изъяты>» она (ФИО2) работала бесплатно, так он являлся детским благотворительным спектаклем. За спектакль «<данные изъяты>» в сентябре 2009 года она (ФИО2) получила денежные средства в размере <данные изъяты> рублей в мастерской ООО «<данные изъяты>», которые были перечислены туда театром. Главный администратор театра Шепелева И.А. ей известна, видела ее несколько раз в театре, но с ней не общалась. Факта того, что 05 января 2009 года в кабинете художественного руководителя ФИО18 по устному указанию последнего Шепелева И.А. передала ей (ФИО2) денежные средства в сумме <данные изъяты> рублей <данные изъяты> копеек для пошива театральных костюмов, не было. Такого не могло быть, так как, во-первых, в этот период времени она (ФИО2) находилась за пределами города Москвы; во-вторых, на тот момент она (ФИО2) не работала с театром «<данные изъяты>» и никаких костюмов для них не изготавливала; в-третьих, оплата ее (ФИО2) труда осуществляется театрами только по безналичному расчету.

Согласно оглашенным в судебном заседании показаниям свидетеля ФИО16, с 1990 года она (ФИО16) работает в ГУК «<данные изъяты>», в должности заведующей складом, а также совмещала должность билетера. 01 апреля 2009 года она (ФИО16) уволилась из театра по собственному желанию. В ее (ФИО16) должностные обязанности входило: выдача ткани, оргтехники, телефонных аппаратов, инвентаря хозяйственно-бытового назначения и другого, что хранилось на складе, а также выдача комплектов билетных книжек. Билетные книжки хранились у нее (ФИО16) в отдельном сейфе. Выдача билетных книжек осуществлялась по требованию. На театральный сезон театр получает примерно 170 билетных книжек, а также 10 комплектов билетных книжек-входных, изготовленных в типографии. Билетные книжки она (ФИО16) выдавала, как правило, раз в месяц, иногда чаще, в связи с дополнительными спектаклями. Все 10 билетных книжек-входных, серии ИН с номера № по номер №, на театральный сезон 2008-2009 годов были выданы ею (ФИО16) в течение театрального сезона главному администратору Шепелевой И.А. Полученные билетные книжки-входные Шепелева И.А. реализовывала сама, либо раздавала их для реализации кассирам ФИО12 и ФИО3 Регистрировала ли полученные билетные книжки Шепелева И.А. в бухгалтерии театра или нет, ей (ФИО16) не известно.

Также по ходатайству стороны обвинения в судебном заседании допрошены:

- свидетель ФИО17, которая показала, что является помощником художественного руководителя театра по труппе. 05 января 2009 года она (ФИО17) находилась в театре, но в тот день художественного руководителя в театре не было. ФИО18 после прихода Шепелевой И.А. в театр активно последней помогал освоить свои должностные обязанности в полном объеме. Шепелева И.А. работала хаотично, но постепенно привыкала. Факты передачи по указанию ФИО18 <данные изъяты> рублей <данные изъяты> копеек мастеру по пошиву театральных костюмов ФИО2 и лично ФИО18 <данные изъяты> рублей для покупки театру звуковой аппаратуры ей (ФИО17) не известны;

- свидетель ФИО15, которая показала, что она является главным администратором театра. Знает Шепелеву И.А. с 2005 года, работала с ней в одном кабинете. Шепелевой И.А. кассиры и распространители сдавали деньги от продажи театральных билетов. Сначала Шепелева И.А. работала нормально, но потом в отношении нее стали поступать нарекания со стороны руководства театра и бухгалтерии, так как она (Шепелева) не отчитывалась за проданные билеты. 17 октября 2008 года по акту она (ФИО15) получила 10 билетных книжек-входных серии ИН с номера № по номер № в типографии и передала на склад начальнику склада ФИО16 Факты передачи по указанию ФИО18 <данные изъяты> рублей <данные изъяты> копеек мастеру по пошиву театральных костюмов ФИО2 и лично ФИО18 <данные изъяты> рублей для покупки театру звуковой аппаратуры ей (ФИО15) не известны. Считает, что недостача в бухгалтерии образовалась по вине Шепелевой И.А., так как последняя отвечала за билетный стол;

- свидетель ФИО13, которая показала, что является бухгалтером театра «<данные изъяты>» и была привлечена к восстановлению отчетности по продаже билетов Шепелевой И.А. С последней она в течение недели проверяла все отчеты очень детально и скрупулезно, до каждого билета. Составив отчет за апрель 2009 года, Шепелева И.А. отказалась далее принимать участие в восстановлении отчетности за май-июнь 2009 года, так как кто-то ей сказал ничего более не подписывать. Вместе с тем Шепелева И.А. была освобождена от должности заведующей билетным столом 29 мая 2009 года. В связи с такой позицией Шепелевой И.А., ей (ФИО21) по указанию руководства театра пришлось самой восстанавливать отчеты за май-июнь 2009 годы по представленным ранее Шепелевой И.А. сводным отчетам, билетным книжкам и возвращенным билетам. Поскольку Шепелева И.А. отказалась подписывать сводные отчеты, в строке «сдал» она (ФИО21) указывала фамилию Шепелевой И.А. Шепелева И.А. неоднократно обещала возместить ущерб театру. Сотрудники театра, узнав, что ее (Шепелевой) дочке была сделана какая-то операция, старались ей помочь, в том числе с оформлением кредита, в результате чего актер ФИО14 по просьбе Шепелевой И.А. взял на свое имя кредит, с которым до настоящего времени не рассчитался. Полученные по кредиту деньги ФИО14 передал Шепелевой И.А., которые она ему до сих пор не отдает. Факты передачи по указанию ФИО18 <данные изъяты> рублей <данные изъяты> копеек мастеру по пошиву театральных костюмов ФИО2 и лично ФИО18 <данные изъяты> рублей для покупки театру звуковой аппаратуры ей (ФИО21) не известны;

- свидетель ФИО14, который показал, что является актером театра <данные изъяты>. В мае 2009 года к нему обратилась Шепелева И.А., чтобы он оформил на себя кредит, поскольку у нее имеется задолженность на сумму около <данные изъяты> рублей, что она якобы может лишиться квартиры. Он Шепелевой И.А. доверял и поэтому решил помочь. Им (ФИО14) был получен кредит в <данные изъяты> банке на сумму <данные изъяты> рублей, который до настоящего времени он не погасил. 24 июня 2009 года он отдал Шепелевой И.А. <данные изъяты> рублей, не взяв с нее расписку, поскольку доверял ей. В настоящее время Шепелева И.А. отрицает получение от него <данные изъяты> рублей. Впоследствии ему стало известно, что у Шепелевой И.А. имеется задолженность перед театром на сумму, примерно равную сумме полученного им кредита и переданного им подсудимой.

Кроме того, по ходатайству стороны защиты в судебном заседании допрошены:

- свидетель ФИО4, которая показала, что с Шепелевой И.А. находится в хороших приятельских отношениях. Последняя хорошо выполняла свои обязанности, всегда старалась что-то сделать для театра, следила за заполняемостью зрительного зала, не чуралась никакой работы. Иногда она (ФИО4) приходила к ней (Шепелевой), чтобы вместе покурить. 05 января 2010 года она зашла к Шепелевой И.А., чтобы взять сигарету. В это время Шепелевой И.А. позвонили, как она (ФИО4) поняла, что это звонил ФИО18 Затем Шепелева И.А. записала на листке бумаги какие-то цифры, после чего взяла из сейфа деньги и сказала, что ей нужно отнести деньги ФИО18 После этого Шепелева И.А. пошла в кабинет ФИО18, а она (ФИО4) ушла по своим делам. Сама же она (ФИО4) 05 января 2010 года ФИО18 в театре не видела. О том, что Шепелева И.А. передала ФИО18 05 января 2009 года около <данные изъяты> рублей ей (ФИО4) известно со слов подсудимой. Также со слов Шепелевой И.А. ей (ФИО4) известно, что в конце января 2009 года она (Шепелева) передала ФИО18 около <данные изъяты> рублей;

- свидетель ФИО19, который показал, что работал в театре <данные изъяты>» с 2000 по 2008 годы в качестве актера. Шепелеву характеризует с положительной стороны, как человека, с которым легко работалось, как чистого, открытого, инициативного сотрудника. Конфликтов с кем-либо у Шепелевой И.А. не было.

Вина подсудимой в инкриминируемом ей деянии также подтверждается следующими доказательствами, исследованными в судебном заседании:

- заявлением представителя потерпевшего ГУК «<данные изъяты>» ФИО22 с просьбой привлечь к ответственности главного администратора театра Шепелеву И.А., в результате действий которой в театре выявлена недостача денежных средств на сумму <данные изъяты> рублей (т. 1 л.д. 6);

- рапортом о выявлении признаков преступления в действиях Шепелевой И.А. оперуполномоченного ОУР ОВД по Басманному району города Москвы ФИО20 (т. 1 л.д. 4);

- актом от 17 октября 2010 года, согласно которому главный администратор ФИО15 получила в типографии для театра 10 билетных книжек-входных серии ИН с номера № по номер № (т. 1 л.д. 26), которые в тот же день передала на склад театра заведующей складом ФИО16 (т. 1 л.д. 28);

- актом передачи театральных книжек от 26 марта 2009 года, согласно которому при принятии новой заведующей складом ФИО6 имущества склада у ФИО16 билетных книжек-входных на складе не было, то есть они ранее ФИО16 были выданы Шепелевой И.А., что подтверждается показаниями свидетеля ФИО16 (т. 1 л.д. 30);

- трудовым договором от 28 августа 2001 года №, заключенным между ГУК «<данные изъяты>» в лице художественного руководителя ФИО18 и Шепелевой И.А., о принятии последней на себя обязательств по выполнению обязанностей главного администратора (т. 1 л.д. 48-51);

- договором от 28 августа 2001 года №а о полной индивидуальной материальной ответственности Шепелевой И.А., занимающей должность главного администратора (т. 1 л.д. 52-53);

- дополнением от 02 марта 2004 года к трудовому договору от 28 августа 2001 года №, согласно которому Шепелевой И.А., занимающей должность главного администратора, устанавливается расширенная зона обслуживания, а именно ведение билетного хозяйства (т. 1 л.д. 54-55);

- заявлением Шепелевой И.А. с просьбой разрешить ей ведение билетного хозяйства с 01 марта 2004 года (т. 3 л.д. 71);

- приказом от 02 марта 2004 года №, согласно которому главному администратору Шепелевой И.А. поручено ведение билетного хозяйства с оплатой 50 % от ставки главного администратора со 02 марта 2004 года (т. 1 л.д. 56);

- договором от 03 сентября 2008 года № между ГУК «<данные изъяты>» и Шепелевой И.А., согласно которому распространитель Шепелева И.А. обязуется выполнить работу, заключающуюся в продаже театральных билетов на спектакли театра за вознаграждение в размере 25 % от общей суммы сданных денег (т. 1 л.д. 58-59);

- актом проверки (ревизии) Департамента культуры города Москвы от 21 мая 2009 года №, согласно которому по договору № десять билетных комплектов были отпечатаны как входные билеты по цене <данные изъяты> руб., которые нигде не регистрировались и сумма денежных средств от их продажи нигде не фиксировалась. По состоянию на 01 января 2009 года по счету № «Реализация билетов» числилась дебиторская задолженность в сумме <данные изъяты> рублей, на 01 апреля 2009 года - <данные изъяты> рублей. За билетной кассой по состоянию на 01 января 2009 года числилась дебиторская задолженность в сумме <данные изъяты> рублей, а по состоянию на 01 сентября 2009 года - в сумме <данные изъяты> рублей, что составляет 130 процентов от среднемесячной выручки, получаемой театром от продажи театральных билетов (т. 1 л.д. 43-45; полный акт представлен в судебное заседание и приобщен к материалам уголовного дела);

- приказом по театру от 29 мая 2009 года №, согласно которому Шепелева И.А. освобождена от должности заведующей билетным столом; последней объявлен строгий выговор за нарушения, допущенные в деле ведения билетного хозяйства, а также за использование денежных средств в личных целях, и возложена обязанность внести в бухгалтерию недостающие денежные средства;

- приказом по театру от 19 июня 2009 года №, согласно которому на бухгалтера ФИО13 возложена обязанность по составлению отчетов в деле ведения билетного хозяйства за май и июнь 2009 года в связи с освобождением Шепелевой И.А. от исполнения обязанностей заведующей билетным хозяйством по причине утраты доверия;

- приказом по театру от 03 июля 2009 года №, согласно которому главный администратор Шепелева И.А., в связи с утратой доверия, освобождена с 03 июля 2009 года от совмещения должности коменданта;

- приказом по театру от 19 июля 2009 года № о подаче гражданского иска к Шепелевой И.А. в связи с использованием ею бюджетных средств в личных целях;

- сведениями о недостачах и хищениях денежных средств и материальных ценностей по ГУК «<данные изъяты>», из которых усматривается, что остаток задолженности составляет <данные изъяты> рублей, решение по данному поводу принимается следственными органами;

- балансом театра за 2009 год, согласно которому недостача денежных средств на конец отчетного периода составляет <данные изъяты> рублей;

- договором возмездного оказания услуг от 31 декабря 2008 года № между ГУК «<данные изъяты>» в лице Шепелевой И.А. и распространителем ФИО5, согласно которому последняя получала вознаграждение в размере 25 % от выручки за проданные билеты (т. 1 л.д. 61-62);

- докладной запиской ФИО5 на имя художественного руководителя театра от 13 июля 2009 года с просьбой разобраться по поводу не начисления ей (ФИО5) вознаграждения за проданные билеты на сумму <данные изъяты> рублей, которые она передала Шепелевой И.А., на спектакль «<данные изъяты>», проведенный 08 января 2009 года в 15.00 часов (т. 1 л.д. 38);

- карточкой учета по реализации билетов на распространителя ФИО5 за театральный сезон с 25 сентября 2008 год по 01 июля 2009 года, согласно которой за последней числится задолженность <данные изъяты> рублей. Данные денежные средства ФИО5 после реализации билетов передала Шепелевой И.А., которая их в бухгалтерию не сдала. Подсудимая не отрицает того, что получала от ФИО5 указанную сумму денег (т. 1 л.д. 129-135);

- карточкой учета по реализации билетов на распространителя Шепелеву И.А. за театральный сезон с 25 сентября 2008 год по 01 июля 2009 года, за которой числится задолженность на сумму <данные изъяты> рублей за билеты, реализованные ею лично (т. 1 л.д. 113-119);

- карточкой учета по реализации билетов через кассу театра (кассирами ФИО12 и ФИО3) за театральный сезон с 25 сентября 2008 год по 01 июля 2009 года, согласно которой названные кассиры сдали Шепелевой И.А. за реализованные ими билеты денежные средства в сумме <данные изъяты> рублей, которые последняя в бухгалтерию не сдала. Претензий к кассирам по сдаче денежных средств подсудимая не имеет (т. 1 л.д. 120-128);

- актом от 16 октября 2009 года инвентаризации расчетов по реализации театральных билетов за театральный сезон с 25 сентября 2008 года по 01 июля 2009 года в ГУК «<данные изъяты>», согласно которому имеется непогашенная задолженность в размере <данные изъяты> рублей (т. 1 л.д. 111-137);

- расчетом с дебиторами по доходам от рыночных продаж готовой продукции, работ, услуг (т. 1 л.д. 136-137);

- актом №/Основная деятельность от 29 июня 2009 года, из которого следует, что отчет о реализации билетов в количестве 94 штук на сумму <данные изъяты> рублей своевременно не был представлен Шепелевой И.А., а указанная сумма денег в бухгалтерию театра не поступила (т. 1 л.д. 36);

- служебной запиской помощника художественного руководителя театра по труппе ФИО17 о том, что проведенный в 15.00 часов 08 января 2009 года спектакль «<данные изъяты>», однако «исчезнувший» по документам, требует особого разбирательства (т. 1 л.д. 37);

- репертуаром на январь 2009 года, согласно которому на 08 января 2009 года запланирован только один спектакль «<данные изъяты>» в 12.00 часов; тот же спектакль, который был проведен 08 января 2009 года в 15.00 часов, по вине Шепелевой И.А. не указан, поскольку последняя не подала служебную записку на имя художественного руководителя о проведении данного спектакля (т. 1 л.д. 39);

- распоряжением художественного руководителя театра ФИО18 от 12 февраля 2009 года № «О сдаче денежных средств в кассу бухгалтерии театра», о котором было известно Шепелевой И.А., однако последняя продолжала самостоятельно принимать деньги от театральных кассиров и от распространителей билетов, и, более того, ругала кассира ФИО3 за сдачу денег от проданных билетов не ей (Шепелевой), а напрямую в бухгалтерию (т. 1 л.д. 40);

- актом от 02 июня 2009 года, согласно которому в бухгалтерии за период с 01 сентября 2008 года по 31 мая 2009 года выявлена недостача денежных средств по билетному хозяйству на сумму <данные изъяты> рублей (денежные средства, вырученные от продажи билетов кассирами ФИО12 и ФИО3), которая подлежит компенсации со стороны материально-ответственного лица Шепелевой И.А. в 10-дневный срок; акт подписан в том числе Шепелевой И.А., однако никаких замечаний и возражений со стороны последней по существу акта не высказано (т. 1 л.д. 41);

- двумя квитанциями к приходному кассовому ордеру - от 19 апреля 2009 года и от 30 апреля 2009 года, копии которых выданы следствию свидетелем ФИО12, полученными ей от Шепелевой И.А. после передачи последней денежных средств за проданные ею (ФИО12) билеты (т. 2 л.д. 11);

- пятью квитанциями к приходному кассовому ордеру - от 16 ноября 2008 года, 07 декабря 2008 года, 27 апреля 2009 года, 21 декабря 2008 года, 27 апреля 2009 года, копии которых выданы следствию свидетелем ФИО3, полученными ей от Шепелевой И.А. после передачи последней денежных средств за проданные ею (ФИО3) билеты (т. 2 л.д. 16-17);

- сообщением главного бухгалтера ФИО10 от 08 декабря 2009 года № в ОВД по Басманному району города Москвы и приложенными материалами, опровергающими версию Шепелевой М.А. о передаче ею по указанию ФИО18 <данные изъяты> рублей <данные изъяты> копеек мастеру по пошиву театральных костюмов ФИО2, а также лично ФИО18 <данные изъяты> рублей для покупки театру звуковой аппаратуры, поскольку денежные средства на указанные цели выделяются Департаментом культуры города Москвы и перечисляются путем безналичных расчетов (т. 2 л.д. 37-73);

- накладными за период с 25 сентября 2008 года по 01 июля 2009 года на выдачу театральных билетов, реализованных самой Шепелевой И.А. (т. 2 л.д. 78-84);

- сообщением главного бухгалтера ФИО10 от 11 декабря 2009 года № в ОВД по Басманному району города Москвы о том, что за период с 25 сентября 2009 года по 28 апреля 2009 года сводные отчеты о продаже билетов на каждый спектаклю составлялись Шепелевой И.А. В связи с тем, что от последней невозможно было добиться сдачи отчетов в период с 01 мая 2009 года по 26 июня 2009 года был издан приказ № от 10 июня 2009 года, на основании которого составление отчетов было поручено бухгалтеру ФИО13 (т. 2 л.д. 86);

- сообщением директора театра ФИО22 и главного бухгалтера ФИО10 от 16 декабря 2009 года № в ОВД по Басманному району города Москвы по поводу предоставления заверенных копий требований об отпуске из кладовой комплектов билетов для заготовки и регистрации (т. 2 л.д. 16);

- требованием об отпуске из кладовой комплектов билетов для заготовки и регистрации от 19 ноября 2008 года, подписанным за художественного руководителя театра Шепелевой И.А. (т. 2 л.д. 17);

- протоколом выемки от 16 ноября 2009 года, согласно которому у представителя потерпевшего ФИО22 произведена выемка: израсходованной билетной книжки № серии ИН (зарегистрированной в бухгалтерии под номером № от 08 июня 2009 года); накладной на выдачу билетов ФИО5 от 03 декабря 2008 года, в количестве 47 штук, на общую сумму <данные изъяты> рублей; накладной от 03 декабря 2008 года на выдачу билетов ФИО12 в количестве 47 штук на общую сумму <данные изъяты> рублей; объяснительной записки Шепелевой И.А. от 20 июля 2009 года об обязательстве погашения задолженности перед театром в размере <данные изъяты> рублей; израсходованной билетной книжки № серии ИН (зарегистрированной в бухгалтерии под номером № от 05 апреля 2009 года); накладной на выдачу билетов Шепелевой И.А. от 16 мая 2009 года, в количестве 94 штук, на общую сумму <данные изъяты> рублей; объяснительной записки Шепелевой И.А. от 20 июля 2009 года о том, что задолженность в размере <данные изъяты> рублей, будет внесена ею в кассу театра в течение недели; 9 билетных книжек-входных, серии ИН №, №, №, №, №, №, №, №, №, с израсходованными билетами в количестве 777 штук, на общую сумму <данные изъяты> рублей; объяснительной записки Шепелевой И.А. об обязательстве оплаты задолженности в размере <данные изъяты> рублей; объяснительной записки Шепелевой И.А. от 02 июня 2009 года об обязательстве погашения задолженности в размере <данные изъяты> рублей; объяснительной записки Шепелевой И.А. от 20 июля 2009 года о том, что с 12 по 19 июля 2009 года она отсутствовала на рабочем месте, в связи с поездками в <адрес> в целях поиска денег для погашения задолженности перед театром (т. 1 л.д. 147-150);

- протоколом осмотра названных документов, изъятых в ходе выемки у представителя потерпевшего ФИО22 (т. 1 л.д. 151-184);

- вещественными доказательствами: вышеуказанными документами, изъятыми в ходе выемки у представителя потерпевшего ФИО22 (т. 2 л.д. 1-3).

- протоколом очной ставки между свидетелем ФИО12 и подозреваемой Шепелевой И.А., в ходе которой ФИО12 подтвердила свои вышеуказанные показания (т. 2 л.д. 22-26);

- протоколом очной ставки между свидетелем ФИО3 и подозреваемой Шепелевой И.А., в ходе которой ФИО3 подтвердила свои вышеуказанные показания (т. 2 л.д. 27-30);

- протоколом очной ставки между свидетелем ФИО18 и подозреваемой Шепелевой И.А., в ходе которой ФИО18 подтвердил свои вышеуказанные показания (т. 2 л.д. 31-35).

Хищение подсудимой денежных средств в размере <данные изъяты> рублей также подтверждается:

- справкой о задолженности главного администратора Шепелевой И.А. по продаже театральных билетов, согласно которой:

1) <данные изъяты> рублей, которые должны были быть получены от реализации билетов кассирами ФИО12 и ФИО3 через кассу театра, а также деньги, которые должны были быть получены Шепелевой И.А. от продажи 777 билетов-входных. Названная сумма подтверждается: сводными отчетами, составленными Шепелевой И.А. (с сентября 2008 года по апрель 2009 года на суммы: <данные изъяты> рублей, <данные изъяты> рублей, <данные изъяты> рублей, <данные изъяты> рублей, <данные изъяты> рублей, <данные изъяты> рублей, <данные изъяты> рублей, <данные изъяты> рублей) и ФИО13 (за май и июнь 2009 года на суммы: <данные изъяты> рублей, <данные изъяты> рублей), отсутствием 777 билетов в 9-ти билетных книжках-входных серии ИН №, №, №, №, №, №, №, №, № на общую сумму <данные изъяты> рублей; показаниями свидетелей ФИО12 и ФИО3 о сдаче ими денег от продажи билетов Шепелевой И.А.; показаниями подсудимой об отсутствии у нее претензий по поводу сдачи ей (Шепелевой) денежных средств кассирами; показаниями свидетеля ФИО16 о выдаче ею указанных билетных книжек-входных Шепелевой И.А.; показаниями в этой части представителя потерпевшего ФИО22 и свидетелей ФИО12, ФИО3, ФИО10, ФИО13, ФИО15, ФИО14; накладными на выдачу билетов и накладными на возврат билетов, составленными Шепелевой И.А.;вещественными доказательствами - названными билетными книжками-входными;

2) <данные изъяты> рублей, которые должны были быть получены от реализации билетов лично Шепелевой И.А. Названная сумма подтверждается: сводными отчетами, составленными Шепелевой И.А. (с сентября по ноябрь 2008 года); накладными на выдачу билетов и накладными на возврат билетов, составленными Шепелевой И.А.; показаниями подсудимой о том, что она лично реализовывала театральные билеты; показаниями в этой части представителя потерпевшего ФИО22 и свидетелей ФИО10, ФИО13, ФИО15, ФИО14 В случае сдачи Шепелевой И.А. <данные изъяты> рублей, последней бухгалтерией было бы начислено вознаграждение в размере 25 % от этой суммы билетов в том же месяце, в котором сданы деньги, или в следующем месяце, что сделано не было, поскольку подсудимая эти деньги в бухгалтерию не сдавала;

3) <данные изъяты> рублей, которые получены от реализации билетов распространителем ФИО5 на спектакль «<данные изъяты>», состоявшийся 08 января 2009 года в 15.00 часов, и переданы Шепелевой И.А., которая их в бухгалтерию не сдала. Названная сумма подтверждается: сводным отчетом за май 2009 года, составленным бухгалтером ФИО13; показаниями свидетеля ФИО5; показаниями подсудимой Шепелевой И.А., подтвердившей факт получения <данные изъяты> рублей от ФИО5 В случае сдачи Шепелевой И.А. <данные изъяты> рублей, полученных от ФИО5, последней бухгалтерией было бы начислено вознаграждение в размере 25 % от этой суммыбилетов в том же месяце, в котором сданы деньги, или в следующем месяце, что сделано не было, поскольку подсудимая деньги в бухгалтерию не сдала;

4) денежной суммой в размере <данные изъяты> рублей, которая после продажи билетов в течение театрального сезона была сдана в бухгалтерию. Поступление в бухгалтерию данной суммы подтверждается: 1) приходными кассовыми ордерами на сданные денежные средства: <данные изъяты> рублей, сданные кассиром ФИО12 в бухгалтерию напрямую в отсутствие Шепелевой И.А. (приходный кассовый ордер № от 29 сентября 2008 года); <данные изъяты> рублей, сданные Шепелевой И.А. (приходный кассовый ордер № от 07 октября 2008 года); <данные изъяты> рублей, сданные Шепелевой И.А. (приходный кассовый ордер № от 06 ноября 2008 года); <данные изъяты> рублей, сданные Шепелевой И.А. (приходный кассовый ордер № от 10 ноября 2008 года); <данные изъяты> рублей, сданные Шепелевой И.А. (приходный кассовый ордер № от 17 ноября 2008 года); <данные изъяты> рублей, сданные Шепелевой И.А. (приходный кассовый ордер № от 19 ноября 2008 года); <данные изъяты> рублей, сданные Шепелевой И.А. (приходный кассовый ордер № от 24 ноября 2008 года); <данные изъяты> рублей, сданные Шепелевой И.А. (приходный кассовый ордер № от 28 ноября 2008 года); <данные изъяты> рублей, сданные Шепелевой И.А. (приходный кассовый ордер № от 09 декабря 2008 года); <данные изъяты> рублей, сданные Шепелевой И.А. (приходный кассовый ордер № от 17 декабря 2008 года); <данные изъяты> рублей, сданные Шепелевой И.А. (приходный кассовый ордер № от 17 декабря 2008 года); <данные изъяты> рублей, сданные кассиром ФИО12 напрямую в бухгалтерию в отсутствие Шепелевой И.А. (приходный кассовый ордер № от 09 февраля 2009 года); <данные изъяты> рублей, сданные кассиром ФИО12 напрямую в бухгалтерию в отсутствие Шепелевой И.А. (приходный кассовый ордер № от 19 февраля 2009 года); <данные изъяты> рублей, сданные кассиром ФИО12 напрямую в бухгалтерию в отсутствие Шепелевой И.А. (приходный кассовый ордер № от 02 марта 2009 года); <данные изъяты> рублей, сданные Шепелевой И.А. (приходный кассовый ордер № от 11 марта 2009 года); <данные изъяты> рублей, сданные Шепелевой И.А. (приходный кассовый ордер № от 10 апреля 2009 года); <данные изъяты> рублей, сданные Шепелевой И.А. (приходный кассовый ордер № от 04 мая 2009 года); <данные изъяты> рублей, сданные Шепелевой И.А. (приходный кассовый ордер № от 13 мая 2009 года); <данные изъяты> рублей, сданные главным администратором ФИО15 за Шепелеву И.А. (приходный кассовый ордер № от 18 мая 2009 года); <данные изъяты> рублей, сданные Шепелевой И.А. (приходный кассовый ордер № от 05 июня 2009 года); <данные изъяты> рублей, сданные главным администратором ФИО15 за Шепелеву И.А. (приходный кассовый ордер № от 23 июня 2009 года); 2) полученными театром от перечислений денежных средств за проданные билеты по безналичному расчету платежными поручениями: № от 14 октября 2008 года на сумму <данные изъяты> рублей, № от 26 ноября 2008 года на сумму <данные изъяты> рублей, и выписками из лицевого счета по учету средств от предпринимательской и иной приносящей доход деятельности на суммы: <данные изъяты> рублей (№ за 15 октября 2008 года), <данные изъяты> рублей (№ за 27 ноября 2008 года; 3) показаниями в этой части представителя потерпевшего ФИО22 и свидетелей ФИО10, ФИО12, ФИО3, ФИО13, ФИО15, ФИО14;

- оборотной ведомостью по счету № «Реализация билетов», согласно которой задолженность за Шепелевой И.А. состоит из следующих сумм: 16450,00 рублей - долг за распространителем ФИО5, которая сдала данную сумму Шепелевой И.А.; <данные изъяты> рублей - долг за кассой театра; данную сумму кассиры сдали Шепелевой И.А., однако последняя не сдала ее в бухгалтерию; <данные изъяты> рублей - долг лично за Шепелевой И.А., на которую выписаны накладные на реализацию билетов, однако деньги она в бухгалтерию не сдала.

Анализируя представленные доказательства, суд приходит к выводу, что вина подсудимой Шепелевой И.А. в содеянном нашла свое полное подтверждение в судебном заседании как последовательными и логичными показаниями представителя потерпевшего ФИО22, свидетелей ФИО10, ФИО5, ФИО12, ФИО3, ФИО16, ФИО2, ФИО18, ФИО15, ФИО17, ФИО13, ФИО14, другими материалами уголовного дела, которые соотносятся между собой, согласуются в деталях и дополняют друг друга.

Суд считает представленные доказательства относимыми, допустимыми, достоверными и достаточными для правильного разрешения настоящего уголовного дела по существу, в связи с чем полагает возможным положить их в основу приговора.

Оснований не доверять показаниям представителя потерпевшего и свидетелей стороны обвинения у суда не имеется.

Какой-либо заинтересованности в исходе уголовного дела со стороны органа уголовного преследования, а также представителя потерпевшего, свидетелей стороны обвинения не установлено.

В материалах уголовного дела не имеется и в судебном заседании не добыто доказательств, свидетельствующих об искусственном создании органом уголовного преследования доказательств обвинения, в связи, с чем доводы стороны защиты в этой части являются несостоятельными.

К показаниям подсудимой на стадии предварительного следствия и в судебном заседании о непричастности к совершению преступления суд относится критически и расценивает их как способ защиты от предъявленного обвинения, а также как стремление избежать уголовной ответственности за содеянное.

Оценивая представленный Шепелевой И.А. в судебное заседание листок бумаги с записями «<данные изъяты>+<данные изъяты>=<данные изъяты> отдано Люд.Мих.» в подтверждение якобы передачи ФИО18 <данные изъяты> рублей <данные изъяты> копеек, суд не может положить его в основу приговора, поскольку подсудимая в ходе предварительного следствия о данном документе не заявляла и его следствию не представляла.

Кроме того, показания подсудимой Шепелевой И.А. опровергаются следующими доказательствами:

- показания о том, что она (Шепелева) приходные кассовые ордеры и письменные записи кассиров о проданных билетах и сданных деньгах хранила в отдельной папке, поскольку согласно показаниям представителя потерпевшей ФИО22, свидетеля ФИО10 таких папок с указанными документами на рабочем месте Шепелевой И.А. не обнаружено; последняя названные папки никому не представляла;

- показания о том, что квитанции от приходных кассовых ордеров она (Шепелева) передала руководству театра для сверки, поскольку, как усматривается из показаний представителя потерпевшей ФИО22, свидетеля ФИО10, подсудимая названные квитанции руководству театра не передавала;

- показания о том, что имеющиеся в уголовном деле объяснения Шепелева А.И. написала под давлением и под диктовку ФИО18 либо сотрудников театра, поскольку эти ее показания опровергаются показаниями представителя потерпевшего ФИО22, свидетелей ФИО18, ФИО10, которые пояснили, что подсудимая писала объяснительные по поводу недостачи денег самостоятельно, без оказания давления и диктовки сотрудников театра, при этом признавала свою вину в данной недостаче, обязуясь в ближайшее время возместить причиненный театру материальный ущерб; каких-либо претензий к кассирам театра и распространителям билетов, которые сдавали ей (Шепелевой) деньги за проданные билеты, последняя не имела;

- показания о том, что 05 января 2009 года в помещении театра по указанию ФИО18 она (Шепелева) передала мастеру по пошиву театральных костюмов ФИО2 денежные средства в сумме <данные изъяты> рублей <данные изъяты> копеек, и 19 января 2009 года передала лично ФИО18 <данные изъяты> рублей, поскольку данные факты передачи денежных средств представитель потерпевшей ФИО22, свидетели ФИО18, ФИО2, ФИО10, ФИО17, ФИО15, ФИО13 не подтвердили. Кроме того, свидетель ФИО18 показал, что 05 января 2009 года его (ФИО18) в театре не было, так как он уезжал на новогодние праздники на дачу в Подмосковье и соответственно Шепелева И.А. не могла в его присутствии в тот день передать какие-либо деньги ФИО2 Отсутствие ФИО18 в театре 05 января 2009 года подтвердили свидетели ФИО17 и ФИО4 Согласно показаниям свидетеля ФИО18, для оплаты театральных костюмов Департаментом культуры города Москвы выделяются специальные, так называемые «постановочные» деньги, которые указываются в смете на выпуск спектакля. Оплата труда мастера по пошиву театральных костюмов осуществляется исключительно бухгалтерией театра и только посредством безналичного расчета. Также ФИО18 пояснил, что он не давал Шепелевой И.А. никаких указаний о выдаче денег в размере <данные изъяты> рублей на приобретение звуковой аппаратуры. Зимой 2009 года действительно закупалась новая звуковая аппаратура для театра, однако данная покупка полностью оплачивалась Департаментом культуры города Москвы. Показания ФИО18 в этой части подтверждаются сообщением главного бухгалтера ФИО10 от 08 декабря 2009 года № в ОВД по Басманному району города Москвы и приложенными материалами о том, что денежные средства на указанные цели выделяются Департаментом культуры города Москвы и перечисляются путем безналичных расчетов (т. 2 л.д. 37-73).Кроме того, свидетель ФИО2 пояснила, что она не получала от подсудимой <данные изъяты> рублей <данные изъяты> копеек, поскольку, во-первых, в этот период времени она (ФИО2) находилась за пределами города Москвы; во-вторых, на тот момент она (ФИО2) не работала с театром «<данные изъяты>» и никаких костюмов для них не изготавливала; в-третьих, оплата ее (ФИО2) труда осуществляется театрами только по безналичному расчету;

- показания по поводу того, что она (Шепелева) не присваивала <данные изъяты> рублей, полученные от продажи билетов на спектакль «<данные изъяты>», так как данные показания опровергаются показаниями свидетелей ФИО18, ФИО22, ФИО10, а также собственноручным объяснением Шепелевой И.А. о том, что она эти деньги от заказчика получила и обязуется их внести в кассу бухгалтерии в течение недели (т. 1 л.д. 163);

- показания о том, что она (Шепелева) получала билетные книжки на складе только тогда, когда кассиры были в отпуске, поскольку они опровергаются показаниями свидетеля ФИО12 о том, что в случае необходимости Шепелева И.А. получала на складе билетные книжки в любое время, то есть подсудимая могла лично получать билетные книжки в течение всего театрального сезона;

- показания о том, что ей (Шепелевой) не было известно по поводу издания распоряжения по театру от 12 февраля 2009 года № «О сдаче денежных средств в кассу бухгалтерии театра», опровергаются показаниями свидетелей ФИО18, ФИО10, а также представителя потерпевшего ФИО22 о том, что кассир ФИО3 жаловалась на Шепелеву И.А., так как последняя накричала на нее за то, что она (ФИО3) сдала деньги не ей (Шепелевой), а сразу в бухгалтерию. Кроме того, ФИО18 показал, что Шепелева И.М. не могла не знать о данном распоряжении по театру о сдаче денег за реализованные билеты не ей (Шепелевой), а напрямую в бухгалтерию, поскольку порядок, согласно которому все вырученные от продажи билетов деньги, сдавались личной Шепелевой И.А., был установлен самой Шепелевой И.А. Никакого указания по этому поводу он (ФИО18) не давал.

Суд также считает нижеприведенные доводы защитника ФИО1 несостоятельными по следующим причинам:

- довод о том, что недостача денежных средств в театре была выявлена ревизией, проведенной Департаментом культуры города Москвы в апреле-мае 2009 года, поскольку претензии со стороны руководства театра по поводу несвоевременной сдачи денег от проданных билетов стали поступать к Шепелевой И.А. с конца 2008 года;

- довод о том, что Шепелева И.А. составляла ежемесячный сводный отчет о проведенных спектаклях, поскольку, как усматривается из сводных отчетов, подсудимая составляла их по результатам проведения каждого спектакля;

- довод о том, что получение комплектов билетов со склада для заготовок к продаже производилось заведующей театральной кассой ФИО12, поскольку подсудимая лично получала комплекты билетов со склада, что следует из оглашенных в судебном заседании показаний заведующей складом ФИО16, показаний свидетеля ФИО12 Данный факт не отрицала в судебном заседании и подсудимая;

- довод о том, что Шепелева И.А. находилась на больничном с июня по июль 2009 года, так как подсудимая находилась на больничном с 25 июня по 10 июля 2009 года;

- довод о том, что полученные от распространителя ФИО5 <данные изъяты> рублей от продажи билетов на спектакль «<данные изъяты>», проведенный 08 января 2009 года в 15.00 часов, Шепелева И.А. якобы сдала в бухгалтерию, опровергается тем, что сводный отчет за данный спектакль подсудимая представила не в начале следующего месяца, следующего за отчетным, то есть в феврале 2009 года, а лишь в июне 2009 года, что подтверждается актом и служебными записками (т. 1 л.д. 36-38); к тому же подсудимая в судебном заседании не смогла пояснить, когда она сдала деньги за указанный спектакль и какими документами это подтверждается. По этой причине Шепелева И.А. не могла сдать деньги за этот спектакль в бухгалтерию, как она об этом заявляет;

- довод о том, что сводный отчет за 16 мая 2009 года был составлен бухгалтером ФИО21 в связи с тем, что с Шепелевой И.А. на тот момент были сняты обязанности заведующей билетным столом. Данный довод не нашел подтверждения в судебном заседании. Так, Шепелева И.А. должна была составлять данный сводный отчет, поскольку она была освобождена от должности заведующей билетным столом приказом по театру от 29 мая 2009 года №, однако отказалась его составлять либо подписывать отчет, составленный ФИО21, по надуманным основаниям, намереваясь избежать привлечения к уголовной ответственности;

- довод о том, что Шепелева И.А. намеревалась возместить ущерб театру в размере <данные изъяты> рублей, но не смогла это сделать, поскольку ей в июне 2009 года выплачена зарплата в размере <данные изъяты> рублей вместо <данные изъяты> рублей; ей (Шепелевой) в театре не выдают трудовую книжку, не платят зарплату и она не может устроиться на работу. Согласно показаниям представителя потерпевшего ФИО22 и свидетеля ФИО10, подсудимой выплачена зарплата за май 2009 года в полном объеме; за июнь - в полном объеме за вычетом денежных средств, начисляемых за ведение билетного хозяйства; за июль 2009 года - в полном объеме за вычетом нахождения на больничном и 50 % заработка по решению суда за полученный кредит. Какие-либо препятствия для получения трудовой книжки со стороны сотрудников театра Шепелевой И.А. не чинятся; последняя сама не является в театр, не желая встречаться с актерами и сотрудниками, у который заняла в долг различные суммы денег и не отдала;

- довод о том, что Шепелева И.А. не могла представить квитанции к приходным кассовым ордерам на сданные в бухгалтерию денежные суммы в связи с тем, что в апреле 2009 года при проведении ревизии Департаментом культуры города Москвы все свои квитанции она передала руководству театра для сверки. Как пояснили в судебном заседании представитель потерпевшего ФИО22 и свидетель ФИО10 ревизору не нужны были квитанции к приходным кассовым ордерам, имеющиеся у Шепелевой И.А., поскольку все приходные кассовые ордеры по результатам сдачи денег Шепелевой И.А. были представлены ревизору бухгалтерией. Шепелева И.А. заявила, что она сдала в бухгалтерию денег больше, чем об этом заявляют в бухгалтерии. Тогда ревизор предложила Шепелевой И.А. представить свои квитанции к приходным кассовым ордерам, однако подсудимая их не представила. Никакие квитанции к приходным кассовым ордерам руководству театра Шепелева И.А. для сверки не передавала;

- довод о том, что Шепелева И.А. выдавала билеты по накладным, которые составляла в 2-х экземплярах, один из которых передавался в бухгалтерию, а второй - вместе с билетами передавала получателю. Данный довод представляется ошибочным, поскольку, как следует из показаний свидетеля ФИО10, накладная в таком случае составлялась не в 2-х, а в 3-х экземплярах: 1-й - оставался у Шепелевой И.А., 2-й - выдавался распространителю, 3-й - сдавался в бухгалтерию;

- довод о том, что, когда Шепелева И.А. сдавала сводные отчеты в бухгалтерию, главный бухгалтер ФИО10 соглашалась с правильностью составления данных отчетов. В судебном заседании свидетель ФИО10 подтвердила, что она соглашалась со сведениями, изложенными в сводных отчетах Шепелевой И.А., однако денежные средства от продажи билетов в полном объеме применительно к данным отчетам подсудимая в бухгалтерию не сдавала, то есть в бухгалтерию сдано денег от проданных билетов значительно меньше, чем самой Шепелевой И.А. указано в сводных отчетах;

- довод о том, что администрация театра якобы заставляла кассира ФИО3 подписать документ о том, что она (ФИО3) должна театру <данные изъяты> рублей, и последняя отказалась его подписывать. В судебном заседании свидетель ФИО3 такой факт не подтвердила, пояснив, что ее (ФИО3) просили подписать и она подписала акт по итогам инвентаризации о недостаче, числящейся за Шепелевой И.А., на сумму <данные изъяты> рублей.Ссылка защиты на якобы аналогичные показания в этой части свидетеля ФИО12 несостоятельна, поскольку последняя не давала таких показаний;

- ссылка защитника на «Инструкцию по ведению билетного хозяйства в культурно-просветительских учреждениях и учреждениях изобразительных искусств системы Министерства культуры СССР» от 19 декабря 1974 года № является ошибочной, поскольку на момент совершения Шепелевой И.А. преступления дана Инструкция не действовала;

- представленные защитником расчеты о продаже билетов и представлении денежных средств в бухгалтерию суд считает необоснованными, поскольку эти расчеты не соответствуют в первую очередь сводным отчетам, составленным самой Шепелевой И.А., содержание которых последней и защитником не оспаривалось, а также не соответствуют сводным отчетам ФИО13 и справке о задолженности главного администратора Шепелевой И.А. по продаже театральных билетов, представленной в судебное заседание, оснований не доверять которым у суда не имеется;

- довод о том, что срок договора от 28 августа 2001 года № о полной индивидуальной материальной ответственности Шепелевой И.А. якобы истек, а обязательство о полной материальной ответственности от 01 сентября 2008 года было написано Шепелевой И.А. во время проведения в театре ревизии. Данный довод не может быть принят судом во внимание, поскольку названный договор не являются срочным. Так как договор о полной индивидуальной материальной ответственности является бессрочным, то срок написания Шепелевой И.А. указанного обязательства не влияет на правильность разрешения настоящего уголовного дела;

- довод о том, что в июне 2008 года из сейфа театра пропало <данные изъяты> рублей, что может быть связано с недостачей денег, вмененных в вину Шепелевой И.А., поскольку данный довод не нашел подтверждения в судебном заседании. Как пояснила свидетель ФИО10, у нее из сейфа в июле 2008 года пропали ее личные <данные изъяты> рублей, которые она копила на свадьбу дочери, то есть это произошло в период, когда театральный сезон 2007-2008 годов был уже закрыт, а театральный сезон 2008-2009 годов еще не начинался. В тоже время Шепелевой И.А. инкриминируется совершение присвоения с 25 сентября 2008 года, то есть значительно позже пропажи денег у ФИО10 Таким образом, пропажа личных денег у ФИО10, по мнению суда, не связана с присвоением денежных средств подсудимой в период театрального сезона 2008-2009 годов.

Оценивая показания свидетеля ФИО4, суд приходит к выводу о невозможности положить их в основу приговора, поскольку последняя находится с Шепелевой И.А. в хороших приятельских отношениях, а, следовательно, заинтересована в исходе уголовного дела в пользу подсудимой. Кроме того, суд учитывает, что ФИО4 не видела передачу денег Шепелевой И.А. денежных средств ФИО18 Данные факты ей известны исключительно со слов подсудимой.

Присвоение считается оконченным преступлением с того момента, когда законное владение вверенным лицу имуществом стало противоправным и это лицо начало совершать действия, направленные на обращение указанного имущества в свою пользу.

Как следует из материалов уголовного дела и установленных судом обстоятельств, в течение театрального сезона 2008-2009 годов Шепелева И.А. неоднократно присваивала себе денежные средства, вырученные от продажи билетов, что подтверждается: показаниями представителя потерпевшего ФИО22 и свидетелей стороны обвинения об использовании подсудимой данных денежных средств на личные нужды, то есть по своему усмотрению; объяснительной Шепелевой И.А. (т. 1 л.д. 163) о том, что 19.500 рублей от продажи билетов на спектакль «<данные изъяты>» она (Шепелева) получила от заказчика и обязуется их внести в бухгалтерию театра в течение недели, но так ее и не внесла; наличием у подсудимой кредитных обязательств по решению суда; получением Шепелевой И.А. денег взаймы у актеров и сотрудников театра для погашения долга перед театром; несоответствием сведений о денежных средствах, подлежащих сдаче в бухгалтерию, указанных в сводных отчетах Шепелевой И.А. и ФИО13 (<данные изъяты>+<данные изъяты>+<данные изъяты>=<данные изъяты> рублей), и денежных средств от продажи билетов, сданных в бухгалтерию (<данные изъяты> рублей), разница между которыми составляет сумму похищенных подсудимой денежных средств (<данные изъяты>-<данные изъяты>=<данные изъяты> рублей. Вышеуказанные обстоятельства позволяют суду прийти к выводу, что умысел подсудимой был направлен именно на хищение вверенного ей имущества - денежных средств от продажи театральных билетов путем присвоения.

Неубедительным суд признает утверждение стороны защиты о возможности решения вопроса, связанного с недостачей в театре денежных средств, в гражданско-правовом порядке, поскольку данное утверждение выдвинуто с целью избежать уголовной ответственности за содеянное и не свидетельствует об отсутствии в действиях Шепелевой И.А. состава уголовно-наказуемого деяния.

В судебном заседании государственный обвинитель просил переквалифицировать содеянное Шепелевой И.А. на ч. 1 ст. 160 УК РФ, поскольку не нашло подтверждение совершение Шепелевой И.А. преступления с использованием своего служебного положения и не доказан единый умысел на хищение ею денежных средств в крупном размере.

Суд считает возможным согласиться с позицией государственного обвинителя и переквалифицирует действия Шепелевой И.А. на ч. 1 ст. 160 УК РФ, поскольку она совершила присвоение, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновной.

При назначении Шепелевой И.А. наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности подсудимой, которая ранее к уголовной ответственности не привлекалась, её состояние здоровья, возраст, семейное положение, род прежней деятельности, характеристику личности, а также влияние наказания на исправление подсудимой.

Обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание подсудимой, не установлено.

С учетом конкретных обстоятельств преступления, данных о личности подсудимой суд считает, что исправление Шепелевой И.А. возможно без изоляции от общества и находит основания для применения ст. 73 УК РФ.

Гражданский иск, заявленный представителем потерпевшего ФИО22 о взыскании с Шепелевой И.А. <данные изъяты> рублей суд, с учетом мнения государственного обвинителя, полагает обоснованным, подлежащим удовлетворению в полном объеме. В соответствии со ст. 1064 ГК РФ Вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Поскольку в судебном заседании установлено, что в результате преступных действий Шепелевой И.А. потерпевшему - ГУК «<данные изъяты>» причинен имущественный вред на сумму <данные изъяты> рублей, суд считает необходимым взыскать с подсудимой указанную денежную сумму.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 307, 308 и 309 УПК РФ,

П Р И Г О В О Р И Л:

Признать Шепелеву И.А. виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 160 УК РФ, и назначить ей наказание в виде лишения свободы на срок 1 (один) год.

На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание считать условным с испытательным сроком 2 года.

Меру пресечения Шепелевой И.А. до вступления приговора в законную силу оставить прежней - подписку о невыезде и надлежащем поведении.

Обязать Шепелеву И.А. не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего исправление осужденного, и являться на регистрацию в указанный специализированный государственный орган.

Гражданский иск потерпевшего - Государственного учреждения культуры города Москвы «<данные изъяты>» в лице его представителя ФИО22 о взыскании с Шепелевой И.А. <данные изъяты> рублей - удовлетворить. Взыскать с Шепелевой И.А. в пользу Государственного учреждения культуры города Москвы «<данные изъяты>» <данные изъяты> рублей.

Вещественные доказательства после вступления приговора в законную силу: израсходованную билетную книжку серии ИН № (зарегистрированная в бухгалтерии под номером № от 08 июня 2009 года); накладную от 03 декабря 2008 года на выдачу билетов ФИО5 в количестве 47 штук на общую сумму <данные изъяты> рублей; накладную от 03 декабря 2008 годана выдачу билетов ФИО12 в количестве 47 штук на общую сумму <данные изъяты> рублей; объяснительную записку Шепелевой И.А. от 20 июля 2009 года об обязательстве погашения задолженности перед театром в размере <данные изъяты> рублей; израсходованную билетную книжку серии ИН № (зарегистрированная в бухгалтерии под номером № от 05 апреля 2009 года); накладную от 16 мая 2009 года на выдачу билетов Шепелевой И.А. в количестве 94 штук на общую сумму <данные изъяты> рублей; объяснительную записку Шепелевой И.А. от 20 июля 2009 года; 9 билетных книжек-входных, серии ИН №, №, №, №, №, №, №, №, №, с израсходованными билетами в количестве 777 штук, на общую сумму <данные изъяты> рублей; объяснительную записку Шепелевой И.А. об обязательстве оплаты задолженности в размере <данные изъяты> рублей; объяснительную записку Шепелевой И.А. от 02 июня 2009 года об обязательстве погашения задолженности в размере <данные изъяты> рублей; объяснительную записку Шепелевой И.А. от 20 июля 2009 года о том, что с 12 по 19 июля 2009 года она отсутствовала на рабочем месте в связи с поездками в <адрес> и <адрес> в поиске денег для погашения задолженности перед театром, хранящиеся в материалах уголовного дела, - хранить при уголовном деле.

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Московский городской суд в течение 10 суток со дня его провозглашения, а осужденной - в тот же срок со дня вручения ей копии приговора. В случае подачи кассационной жалобы осужденная вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции. Ходатайство об участии в суде кассационной инстанции подсудимая вправе заявить в течение 10 суток со дня вручения ей копии приговора и в тот же срок со дня вручения ей копии кассационного представления или кассационной жалобы, затрагивающих её интересы.

Председательствующий



Таблица акта на сайте суда:

Решение на сайте суда: